hippy_end (hippy_end) wrote,
hippy_end
hippy_end

Category:

Кредо врача - патриота Украины: "...и максимальное... нанесение вреда вражеским пациентам"

Видео взято с американского ресурса Ютуб

Искренне рекомендую всем читателям журнала посмотреть это уникальное видео -- встречу с украинским врачом-патриотом на одно из украинских телеканалов, в ходе которой он объясняет, каким образом врач должен по мере сил наносить ущерб "вражеским пациентам" вплоть до наиболее желанного для врача в отношение пациентов врагов летального исхода

Расшифровку наиболее интересной, на мой взгляд, для ппонимания украинского патриотизма части монолога (а данный врач очевидно любит говорить, гордясь собой) для тех, кому сложно смотреть видео, я сделал

Однако лучше, конечно, посмотреть всё видео от и до -- вплоть до объяснения в конце, почему врачу совершенно без надобности придерживаться "Клятвы Гиппократа" в отношении пациентов с вражеской стороны

Итак, смотрите -- врач реаниматолог из Енакиево Александр Чернов -- патриот Украины – 17 июня 2016 года -- Киев -- студия одного из украинских телеканалов



О нахождении в Енакиево на территории, занятой «террористами ополченцами» в качестве врача местной больницы:

«Я для себя выработал определенную, ну, стратегией сложно назвать, но все-таки я считал, что в этом плане буду стараться придерживаться данного… Значит, я условно разделил на три составляющих свой вектор действия в подобных ситуациях, как я описал случай с раненными врагами.

Значит, первое – это обеспечение собственной безопасности. Приоритет. Сюда же я включил по мере возможностей нанесение – опять-таки с учетом сохранения собственной безопасности – по мере возможностей нанесение в первую очередь медикаментозными средствами… ну, любые коллеги, особенно со специальностями, близкими моей, они знают, что даже из стандартной реаниматологической укладки, из тех 20—30 медикаментов, которые есть в любой реанимации, ну, в итоге сможет докопаться только очень-очень дорогая и углубленная экспертиза, что человек был убит совокупностью этих медикаментов.

Т.е. при желании человека можно убить, и так незаметно, что он будет убит этими медикаментами, что… ну, на первый взгляд это будет просто или сердечный приступ, или тот же инсульт, или вообще, скажем так, непонятно, что, -- рассказывает, на мой взгляд, явно с гордостью. – Дышал-дышал, никого рядом не было, а он вдруг… ну, не захотел дышать дальше.

Значит, это первый пункт. Т.е. обеспечение собственной безопасности и максимальное по мере возможностей нанесение вреда вражеским пациентам, скажем так, воинам врага.

Второй пункт, по значимости чуть-чуть уступающий ему, это выполнение административных обязанностей, в которые я включил наряду с заполнением стандартной медицинской документации, попросту говоря сексотство. Попросту – не потому, что я имею это ввиду под каким-то снисходительным уклоном, а потому что оно очень точно характеризует то, что на тот момент было доступно нам, прокураинистам на тех территориях.

В частности, я и не скрываю, что, например, еще с марта месяца определенный пласт людей, и я, в том числе, к сожалению, может, он и был не такой уж немногочисленный, но, к сожалению, к которому не прислушивались, обо всем, что планировалось, и что происходило, мы сообщали в соответствующие инстанции. По мейлам, по телефонам, по скайпам, в общем, куда только могли. Вплоть до общегосударственного уровня СБУ...
<…>
Значит, то же самое происходило и с данными раненными вот ополченцами. Их фамилии, их данные, ну, в общем-то и их диагнозы, хотя я понимал: может, они и ни к чему, -- но по крайней мере все их данные – а в период вот с 8 июня по 25 июня поступило не менее 60 раненных ополченцев в медучреждение… --  фактически все их данные я передавал аккуратно и, насколько я знаю, еще пара человек медработников подобную же ситуацию дублировало.
<…>
И третий пункт, собственно, врачебный пункт. Это оказание медпомощи, адекватной медпомощи – причем, сразу для себя я решил, собственно, с чего была начата наша беседа, -- что максимальной адекватной медпомощи НЕ вражеским пациентам и минимальной адекватной медицинской помощи вражеским пациентам и то в ситуации, когда налицо какая-то выгода для украинской стороны в конфликте от оказания этой медпомощи.  Т.е. или вражеский пациент может быть источником какой-то информации. Или может быть, то сейчас часто практикуется, обменян…

В общем-то, эти три пункта…»

26 июня Александра Чернова взяли в центре города Енакиево и вывезли в Славянск, где его лично допросил Стрелков и дважды ударил по лицу «слабовато ударил… даже синяков не осталось. И один раз целил в пах, но не попал, по правому бедру ногой. Недоподнял, наверное, ногу. Ну, немолодой человек уже ж. Приговорил к пожизненным работам на Семеновке, к штрафным работам»

После чего он пошел к главному врачу военного госпиталя в Славянске и сказал, что он врач реаниматолог, и если уж его приговорили к работам, то лучше ему работать по специальности… «После двух-трех часов таскания мешков с цементом на жарище я понял, что это не мое… Потому что я питал иллюзии, что я буду оказывать медпомощь минимальную, а даст бог еще и напартачу…

… Но тут прибежала медсестра, стала кричать: это ж Чернов с Енакиево, кого вы сюда привели, ему место в карцере на подвале, он же идейный, он здесь будет агитировать… -- после чего Чернов семь дней провел в подвале, а затем. -- В статусе батальонного врача, ну, это уже не моя заслуга, меня заставили им быть, я провел последние три дня плена…

… И по разным данным я могу смело сказать, что по крайней мере двенадцати раненным ополченцам, так называемым, террористам, почти трое суток я оказывал медпомощь, собственно, положа руку на сердце, я могу сказать, что пункт один по крайней мере не навредил, но не проявил себя хорошим врачом я по крайней мере в половине этих случаев. Сознательно не проявил. Т.е. я делал минималку для того, чтобы… а он за мной, надо сказать, следил, этот Док (приставленный ополченцами фельдшер)… я в половине этих случаев: сохранение своей безопасности и нанесение пусть даже умеренного какого-то вреда.

Но умеренный вред, опять-таки, коллеги доктора меня поймут, у меня не было возможности, тут и хвалиться нечем… Да, будем откровенны: я слишком был занят сохранением собственной безопасности, чтобы такие возможности использовать, даже если б и мог – какого-то явного вреда наносить пленным, т.е. раненным ополченцам. Поэтому я наносил вред тем, что, грубо говоря: лежит три кровоостанавливающих – я использую, грубо говоря, худшее из них. При массивном кровотечении.

Это, ну, то, что могут сказать даже юристы. Ну, любой хороший юрист по нормальным законам за это мог бы реально доктора, если бы это было доказано как факт, на тот момент, мог бы доктора…»

Ведущая: «Вы же понимаете, что вы сейчас это в прямом эфире говорите, да?»

Чернов: «Понимаю. Я говорю сознательно. Более того, всё, что я говорю, я говорю с целью агитации своих коллег на украинской стороне. Чтобы они действовали точно так же, если не дай бог, у них… или дай бог – у них представится подобная возможность.

Значит, из шовных материалов, грубо говоря, пяти видов шовных материалов, ушиваете самым дешевым шовным материалом, который с высокой вероятностью, пока довезут до Славянской больницы, может расползтись. Т.е. вроде как вы ушили, но… ну, что ж, расползлось – нитки виноваты.

Второй момент о доносительстве. Там доносить было невозможно. По крайней мере, единственное, что я делал – я потом ту бумажку вынес с собой, -- я записывал имена, фамилии тех раненных террористов, которые потом, эти имена, фамилии, когда оказался на свободе, я передал в соответствующие инстанции…

Что касается теперь вопроса, ну, козыря, которым фальшиво блещут, я подчеркиваю слово: фальшиво, подавляющее большинство моих коллег… А что касается медиков, которые блещут тем, что я врач, я вне политики, вне конкуренции и всего остального, и я только лишь врач, а всё остальное – под этим, -- я бы рекомендовал им прочесть у Михаила Булгакова есть отличный, очень небольшой рассказик, по словам самого Булгакова, написанный на документальной основе… «Я убил» -- называется.

Суть там сводится к тому, что похищенный белогвардейцами доктор, который не симпатизирует белогвардейцам, сначала с чувством врачебного долга оказывает медпомощь на передовой раненным белогвардейцам, а после одного случая… бесчеловечного поведения белогвардейского офицера, он пересматривает, резко пересматривает свою точку зрения, понимает, насколько его позиция, типа, я врач, а всё остальное по боку – была шатка, -- и предпринимает соответствующие действия…

Ну, из названия понятно, какие действия… И второй пример, который я мог бы привести как контрпример, есть такой в новейшей истории, это первая половина 20 столетия, очень почитаемый и на Донбассе и в Крыму, в Московском патриархате православной церкви архиепископ Лука… Это в миру был очень известный хирург до того, как стал священником… И во время Гражданской войны – он священником тогда еще не был, -- он, опять-таки, симпатизируя не красным, а белым, но в то же время считая, что врач выше всего этого, он скрывал от захвативших город красных есаула, если не ошибаюсь…

Ну, не одного причем белогвардейца. Но этого скрывал особенно долго, провел ему несколько операций, случай был, по его словам, сложный. И вот во время одной из операций в операционную ворвались красноармейцы… В итоге всё закончилось тем, что архиепископа Луку городская элита попросту говоря отмазала от тюрьмы. Двое его ассистентов: один был застрелен на месте. Второй долгий срок просидел в тюрьме. Врачи по образованию. Одна из медсестер без вести пропала…. И в итоге есаул тоже был арестован и очень скоро расстрелян.

Всю свою жизнь после этого он напоминал об этом случае… и говорил о том, что самый главный вывод, который я вывел из этого случая: то, что любое исполнение профессионального, этического и иного долга, в том числе и врачебного долга, должно соответствовать разумному подходу. Т.е. вы должны не слепо исполнять: я врач... Если бы я знал заранее, что это будет стоить жизни минимум трех людей, искалеченной жизни, разумеется, я бы пересмотрел свое отношение в тот случай, в тот период к данному вопросу и действовал более разумно и более экономно в плане сохранения жизни.

И последний, собственно, аргумент… Когда врач начинает разглагольствовать о том, что я врач, и у меня на эти вещи индульгенция, мне его хочется спросить: ну, хорошо, а тогда возьмем наглядный пример: сегодня ты оказал, без всякого принуждения, по собственной воле оказал наикачественнйшую медпомощь человеку, воюющему по ту сторону. Причем, без всякого рационального подхода к этой медпомощи. Т.е. ты был уверен, что этого человека выгодно обменяют на кого-то из наших, что этот человек раскается и перейдет на нашу сторону или этот человек, если выживет, сообщит какую-то супернужную информацию…

Т.е. было только слепое «я – врач», ты оказал медпомощь. Этот человек с немалой вероятностью, если выживет, он окажется, опять-таки, на нашу сторону он не перейдет… Другое дело, если ты его продолжал параллельно агитировать, перевоспитывать, параллельно добывать какую-то информацию, -- это одно. Если ты действовал просто по принципу биоробота: я врач, и всё, и точка, -- то… ну, собственно, а в чем твое оправдание?..

… Основная масса вот этих людей, придерживающихся такой позиции среди медработников, это… лицемеров среди них немного кстати, в этом плане я не могу их обвинить в лицемерии… основная масса – это или просто нахватавшихся штампов: тех же литературных, тех же законодательных, так называемых, штампов. Хотя о беспочвенности аргументации о Клятве Гиппократа мы еще поговорим.

Но даже большая часть из них – это люди, которые держатся как за защитную соломинку – это у них своеобразная защитная реакция на то происходящее, на те эксцессы, на ту судьбу врачебную, в которую они резко были вогнаны внешними обстоятельствами. И сейчас подавляющее большинство докторов, как, собственно, и других специальностей, остались работать на оккупированных территориях… для них это просто защитная реакция, чтобы просто не задумываться о том фе, литературно говоря, в котором они оказались»


P.S. Ну, что, вам всё понятно теперь о самой главной сути украинского патриотизма?

Врач Александр Чернов -- однозначно достойный образец врачебной этики для каждого украинского патриота




Добавить в друзья


Tags: Видео
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments