hippy_end (hippy_end) wrote,
hippy_end
hippy_end

Categories:

"...тот, против кого дело возбуждено, беззащитен против машины" - жизнь по понятиям - уже пришли?

Видео взято с американского ресурса Ютуб

Идем к жизни рядом с законом... по понятиям... Или -- уже пришли?

Далее будетодно достаточно длинное видео, на расшифровку которого  у меня ушла пара часов. Так что и текста под ним -- много

Но сами понимаете, раз я потратил на него столько усилий, наверное, оно имеет потенциальное отношение к жизни каждого, и тем -- интересно

Современная украинская правоохранительная система изнутри -- слушайте, читайте, смотрите



Максим Гольдарб – бывший сотрудник прокуратуры Украины – в кругу коллег по работе в правоохранительных органах на пресс-конференции 4 ноября 2015 года

«Происходит вот что: сумасшедшее обнищание населения, падение социальных стандартов, вооруженный конфликт, которого никогда не было на территории нашей страны. Всё это высвобождает, ну, скажем так, негативную энергию. Эта негативная энергия в любом нормальном обществе заканчивается словом преступность. И она не может падать в таких обстоятельствах.

Поэтому первый постулат: сейчас растут кражи, растут грабежи и растут разбои. Но что хуже всего, их этих трех преступлений против собственности увеличивается рост, или усиливается рост особо тяжких преступлений. Это грабежи с отягчающими обстоятельствами и разбой. Увеличивается количество корыстных преступлений.

Не слушайте, когда вам говорят, что раскрываемость повысилась, благодаря патрульной полиции. Априори это невозможно. Знаете почему?

Хорошая патрульная полиция может задержать преступника. Но дальше все материалы она передает в следствие. В следственную службу, которая не реформировалась. Которая вынуждена работать по тому негативному и дебильному Уголовно-Процессуальному Кодексу, который сейчас действует.

И я говорю сейчас не словами выпускника старой школы. Я умею оценить позитивные новшества, которые дал Уголовно-Процессуальный Кодекс. Но могу их разграничить с негативными. Вы можете себе представить надзирающего прокурора, который должен знать о двух сотнях или трех сотнях уголовных производств, находящихся в его ведении? Под его надзором. Можете себе представить, как физически охватить, или умственно охватить состояние расследования по каждому производству и знать, где, что происходит, как работают следователи поднадзорные?

Это нереально. А раз это нереально, эти дела НЕ расследуются. Их просто вносят в единый реестр – огромная компьютерная база. Запомните: ЕРДР – это огромная компьютерная база, которой не дали толк. Я с вашего позволения разобью свой спич на две части и обязательна подойду к Уголовно-Процессуальному законодательству, потому что целый кусок зла – зла, которое испытает и испытывает на себе каждый украинец, -- в этом новом, ну, новом, он двенадцатого года, Уголовном процессе.

Так вот, патрульная полиция задержала бандита, передала материалы, причем она еще в силу своей молодости, эта патрульная полиция не может нормально документировать преступления. Она передала материалы в следственную службу – там они и пропали. Если не так, то, как сказал Виктор Иванович, у следственного судьи пропали. Если не у следственного судьи, то у прокурора, который надзирает за этим уголовным производством. Который в силу того, что он следователем никогда не работал.

А сейчас, для кого если секрет, то я вам скажу, что прокуроры, в большей своей части, надзирающие за милицией,  они понятия не имеют, что такое уголовное расследование. Они никогда дела в руках не держали. Они их не сшивали никогда. Как он может надзирать за следователем? Что он может толкового предложить следователю? Тем более следователю – в милиции они еще остались – с десятилетним, пятнадцатилетним стажем.

К чему веду? Патрульная полиция поймала его. Его дальше выпустят. А дальше включится механизм, о котором говорил, по-моему, Сергей Борисович, когда сказал, что: а вот здесь, когда преступник, которого вроде бы поймали, но потом выпустили в силу различных обстоятельств, он почувствует безнаказанность. А безнаказанность рождает вседозволенность.

Поэтому патрульная полиция и ее создание, либо реформа службы ППС в милиции только – ни к каким позитивным сдвигам, кроме внешних, по сути, не приведут. Это первое.

Второе. Говорили о статистике. Я думаю, что господа меня не опровергнут, если я скажу такое, что в милиции, в любой, начиная с районной и заканчивая особенно областными милицейскими подразделениями, одним из самых уважаемых милицейских чиновников был руководитель так называемого ИЦа. Это Информационный Центр. Это вот тот компьютер, куда стекается информация о преступлениях. О зарегистрированных, раскрытых и направленных в суд. Ну, а дальше, о вынесенных приговорах.

Это люди, которые были в состоянии, ну, в силу технических возможностей влиять на статистику. Ну, вы – начальник ОБХСС, у вас не хватает так называемых палок. Простите, такой сленг был внутренний. Показателей по тем или иным статьям. Вам их просто сделают. Технически. В конце года. В конце отчетного периода. Это всё было.

Я к чему веду. Я сейчас не говорю: хорошо это или плохо – по-разному. Но что точно плохо, что система манипулирования цифрами осталась. И поэтому, когда вы слушаете, я возвращаюсь, опять же, к замечанию Сергея Борисовича, -- когда вы слушаете информацию зам. министра о том, что раскрываемость повысилась…

Ну, во-первых, она не могла повыситься по причинам, которые я привел. А во-вторых, как сделать повышенную раскрываемость? Вообще, что такое раскрываемость на терминологии тех, кто борется от государства с преступностью? Это соотношение выявленных преступлений к раскрытым. А знаете, что такое раскрытое? Это не то, где есть приговор суда, и человек осужден. Это там, где выставлен учетный материал о том, что предполагаемому преступнику предъявлено обвинение. Сейчас это называется: объявлено подозрение.

Это совсем не значит, что преступление раскрыто по-настоящему. Потому что обстоятельства могут измениться, его придется, например, выпускать, или производство в отношении него закрывать.

К чему веду? Для того, чтобы повысить раскрываемость, нужно правильно нажать нужные кнопки в базе единых реестров, либо… Владимир Петрович сказал, что  все данные перенесли с двенадцатого года в прокуратуру. Но на самом деле в милиции существует, если я не ошибаюсь, управление оперативной информации, оно так и осталось, и оно все равно формирует свою отчетность. Кстати, именно поэтому цифры не бьют у прокурорских и у милицейских…

Так вот, под любой спич министра или его зама всегда можно сконструировать правильную отчетность. Это техника. Это не объективность. Это, ну, то, как надо по службе. Надо увеличить количество убийств – увеличивается. Приводили мои коллеги примеры, каким образом. Надо уменьшить…

Вы знаете о том, что сейчас говорят: это оружие по стране гуляет. А у нас  говорят: убийства падают. Количество убийств. Чушь собачья. Они не могут падать. Оружия много. Люди безбашеннее стали. А по цифрам падают. Знаете, почему? Потому что кроме 115-й статьи УУК, это основная статья, предусматривающая понятие убийства, есть еще 121-я, часть 2-я. Это причинение тяжких телесных повреждений, повлекших смерть.

Так вот, для того, чтобы изменить статистику, и убийств стало меньше, просто увеличивают количество 121-х частей 2-х. Т.е. меняется квалификация. Реальное убийство, где толпа прошлась по человеку, попрыгала на нем ногами, нанесла 140 телесных повреждений – т.е. явные действия, направленные на причинение смерти, -- это квалифицируется не как убийство, а как тяжкие телесные, повлекшие смерть.

Более того, нередки факты, когда есть труп, явно с криминальными признаками, это квалифицируют, как хулиганство. Хулиганство, там часть четвертая, с отягчающими, но опять же, хоп, и статистику выровняли. Потому второй постулат: статистика – это просто палочка в умелых руках. Не больше. Она не отражает объективной информации, особенно сегодня. Сегодня с этими данными играются. Играются те, кто забыл, что они должны бороться с преступностью, а решили стать оными политиками.

Далее, как пример того, о чем говорили уважаемые коллеги, могу привести, что на сегодня, если не ошибусь, во многих районных прокуратурах – раньше мы себе представить такое не могли – нет вообще анализа преступности за последние полгода. Вдумайтесь.

Раньше, правильно сказал Владимир Петрович, что прокурор координировал борьбу с преступностью. И это относилось к его законодательной функции. Он обязан был знать эти цифры. Он обязан был понимать, почему идет рост тяжких, почему увеличивается количество там тех или иных преступлений. Сейчас этого не знают. Знаете, почему? Да не до этого счас. Тут их назначают, переназначают, конкурсы проводят, тут бы в кресле удержаться.

Меняется один Генеральный прокурор за другим. Приходит эти деловая команда, которая с прокурорами начинает решать вопросы, сколько кто должен отдать. Чтобы остаться в занимаемой должности. Какая статистика? Какие преступления? Тут не до этого! Тут житейские вопросы утрясать надо.

Ну, и что еще хотел сказать, и на что прошу обратить ваше внимание. В 12-м году был принят Уголовно-Процессуальный Кодекс. Настаиваю на том, что нынешнее уголовно-процессуальное законодательство работает против правосудия и против людей. Да, в нем классные штрихи. Ликвидирован институт доследования. Это нужно было делать, это замечательно. Появилась возможность соглашения между стороной обвинения и бандитами, скажем так, защитой… И это сокращает срок расследования. Это неплохо. И расходы.

Но хочу, чтобы было понятно. Этот УПК принимался, еще раз: не для правосудия. А под конкретных людей. Я не хочу называть фамилии, но это Генеральный прокурор, заместитель Главы администрации – т.е. те люди, которые пообещали тогдашнему президенту, что они будут удерживать уголовную систему, систему уголовной юстиции в своих крепких руках.

А в связи с этим появилось то, о чем сказал Владимир Петрович. Статистику по преступлениям забрала прокуратура. Ну, это не свойственно было прокурорам. Это каша малаша, которая сейчас вышла. Далее, в связи с этим в ЕРДР – это единый реестр досудебных расследований – регистрируется вообще всё. Хлам. Бред. На следователя выходит по несколько сот уголовных производств!

Ребята, ну скажите, как можно расследовать несколько сот уголовных производств одному человеку?! А второму, который следователем никогда не работал, как можно над ним надзирать? Он понятия не имеет, как дела складываются.     

Далее. Кроме этого усилилась карательная функция уголовного процесса. Потому что отсутствует стадия возбуждения дела. Если раньше дело было незаконно возбуждено, его хотя бы можно было отменить через суд. Сейчас этого нет. Внесли в реестр, и начали проводить сложные следственные действия. Обыски. Меры пресечения там избирать и так далее. Т.е. тот, против кого дело возбуждено, беззащитен против машины. Если машина нацелена на этого человека.

Кроме того скомкали или соединили одно с другим следствие и оперативно-розыскную деятельность. Когда следователь, по сути, решает, какую оперскую работу он будет выполнять.

Как бы ни ругали… Опять же, всё должно быть квинэссенцировано, и новое время есть новое время. И конечно же нам надо многое перенимать с новшеств Запада. И, наверное, коль сейчас всё в компьютерах там и т.д., ЕРДР неплохо, сам по себе. Но всё остальное, что внес новый УПК, это плохо. Это разбалансирование процесса. Это огромный массив уголовных производств, который никто не расследует, и за который никто не отвечает. И за которыми никто не надзирает. Вот в чем беда!

В конце каждого года, вот на протяжении нескольких лет подряд, знаете, как статистика делается? Люди, имеющие доступ к ЕРДРу, тупо вводят данные о прекращении тех или иных производств. Гамузом вот так, -- показывает. – сплошняком. Как вы считаете, это повлияет на борьбу с преступностью? Да, повлияет. В сторону ее ухудшения, этой самой борьбы.

Ну, и то, о чем говорили коллеги, более старшие, и они знают, насколько я слушаю, эту систему милиции изнутри досконально,  это то, что под реформами скрывается на самом деле расправа с профессионалами. Меня не касается, я ушел в 13-м году, еще при злочинной власти из органов прокуратуры по своим соображениям.

Расправа над профессионалами: это крепкими операми, розыскниками, на мой взгляд, следователями. И замена их мало понимающими и вполне легко управляемыми чиновниками от правосудия.

Ну, надеюсь, я понятно объяснил то, что хотел. Спасибо большое»


Вот так...  Тот, против кого возлуждено уголовное дело -- теперь беззащитен


Выводы делайте сами




Tags: О жизни, Психологическая готовность
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments