hippy_end (hippy_end) wrote,
hippy_end
hippy_end

Categories:

Всего лишь несколько историй об участниках той, большой, народной войны

Позволил себе опустить вступление из оригинала, ограничив перепост только самими рассказанными историями

Оригинал взят у vbulahtin в Вечерний политрук -- Культ подвига предков



✯☭✯

Светлана Тимофеева: Мой прадед — Шамаров Михаил Иванович

Я не отношусь к Поколению Свидетелей Перестройки, смутно помню своего прадеда Мишу, мне было всего пять, когда он умер. Но — решила откликнуться на призыв Политрука, записать хоть что-то. Дед не говорил родственникам о войне, ранениях. Ордена – затерялись (возможно, что были проданы каким-нибудь скуповатым родственником), нельзя даже восстановить точно, чем он был награжден.

Вспоминаю сейчас наш короткий с ним разговор. Был он среднего роста, худой и, думаю, в молодости – очень жилистый. Лицо – в глубоких морщинах. Добрый и неконфликтный, он очень любил свою внучку, мою мать. Мама проводила у них все каникулы, всегда отзывается о нем с теплотой. Дед подарил ей золотые сережки, хоть бабушка Марья (его жена, моя прабабка), в силу характера, была этим недовольна. По сути, эти сережки – единственное, что осталось нам на память… И у меня с прадедом связанно только одно воспоминание. Вот оно.


Он сидел на диване, я подошла и положила ладошки на его руки. Ему было больше 80, но почему-то я не помню его рук дряхлыми, старческими. Я описала бы их как ладони рабочего человека, жесткие, с четкими ветками вен.

— Дедушка, а правда, что ты был на войне? – для меня, пятилетней, само понятие войны, хоть и пугающе, но весьма туманно и далёко. Этот вопрос, заданный мной, я помню предельно четко. И, как я не смотрела на него, а разглядывала эти руки…

- Правда.
- А тебя ранили?
- Да, целых четыре раза.

Дальше я не помню разговора, но помню, что он был. Еще буквально несколько фраз. Как он легонько хлопнул по груди и предплечью, когда я спросила, куда его ранили, помню, загадочное тогда для меня слово «мина», услышанное в первый раз – все это уже урывками и смутными полустертыми образами.

Вряд ли он рассказывал мне о войне, думаю, это бы я запомнила, но, возможно что-то все-таки упомянул. 4 ранения. Для меня это был неоспоримый факт. Ни больше, ни меньше. Я это просто знала, потому, как мне это рассказал сам дедушка.

Лет пять назад, когда мы с мамой попытались собрать все крохи, известные о дедушке воедино, даже расспорились. Оказалось, семья знала только о 3-х ранениях. Я стояла на своем. Мама мне не поверила, решила, что я была маленькая, а потому могла не запомнить.

А потом мы нашли дедушкин наградной лист, в котором действительно указаны 4 ранения. Почему он мне, пятилетней малявке, это рассказал?

Вся собранная нами о нем информация умещается буквально в десяток коротких предложений, больше похожих на строчки из какого-нибудь сухого справочника, чем на биографию:

———
Шамаров Михаил Иванович
Родился 11 июня 1915г. в Ростовской губернии. В Нижегородскую область переехал в 1935 г. В декабре 1941 г. был призван на войну. Воевал в 1-ой Московской стрелковой дивизии в должности командира отделения станкового пулемета в звании старшего сержанта, участвовал в обороне Москвы.
За взятие города Кёнигсберга был награжден орденом «Красная Звезда». Получил 4 ранения. Уволен в запас в августе 1945. Женился в 1937, имел 4-х сыновей. Умер 23 мая 1998 г.
———

Второго сына, родившегося в мае 1946 г., назвали Виктором («Победитель»), — этот ребенок Победы и был мой дед.

Наградной лист и приказ на награждение орденом «Красная Звезда», которые мы нашли в интернете, слегка дополнили информацию о моем героическом прадеде. Оказывается, он был командиром. В 243 штурмовом полку 84 гвардейской стрелковой Карачевской Ордена Суворова краснознаменной дивизии, 11-й гвардейской армии 3-го Белорусского фронта. Участвовал в освобождении города Великие Луки, бой за который еще называют «Сталинград в миниатюре», в освобождении Беларуси и Литвы. Причина награждения описана скупыми общими фразами: «за … (неразборчиво, возможно, «добросовестное») выполнение боевых задач и проявленные при этом доблесть и мужество».

Ничего больше от дедушки не осталось, никакой информации, где и как воевал, живых его рассказов или воспоминаний. Но сам факт его существования, то, что он прошел войну от начала и до конца и вернулся, то, что после этого работал лесником, собственным вкладом помогал поднимать страну – это уже Подвиг.

В благодарность я его не забуду, и своим будущим детям забыть не позволю.

=> https://vk.com/wall19470828_947

✯☭✯

Владимир Николаев, к.т.н., преподаватель, г. Николаев: «Спасительная сила»

Рассказ о моем двоюродном брате — летчике Николае Рекине. Листаю летную книжку Николая: звание — старший лейтенант, должность — зам. командира эскадрильи, 155 боевых вылетов, сбил 6 самолетов противника в одиночных боях, 5 — в групповых… Вот некоторые его воспоминания.

«В полку у меня была специальность — аэрофоторазведка. Моей обязанностью было прорваться сквозь ПВО, что надо рассмотреть, сфотографировать, и скорей унести ноги. Участвовать в боях запрещалось категорически. Но как удержаться? Участвовал, и даже имел за это взыскания.

Уйти из зоны ПВО чаще труднее, чем в нее прорваться. Немцы прекрасно понимали, что делает одиночный самолет возле переправы или складов. Меня трижды сбивали. Подбили самолет в низовьях Дуная. Выпрыгнул с парашютом и плюхнулся в воду. А на мне много чего было навешано. До кустов на берегу вроде недалеко, но чувствую — не доплыть. Совсем обессилел, наглотался воды, тону. В воде раскрыл глаза — абсолютная чернота. В голове: «Мама, мамочка, спаси меня! Помоги! Не дай утонуть».

Последнее, что помню, — какая-то сила вытаскивает меня. Пришел в сознание уже на койке в медсанбате. Как туда попал — не знаю. Что это была за «сила», стало ясно через тридцать лет — в 1974-м. Мы праздновали освобождение Измаила вместе с моряками бригады бронекатеров Дунайской флотилии: рода войск разные, но воевали в одних местах. Выступал лейтенант Александр Синявский, командир бронекатера БК-233:

«В такой-то день мы патрулировали там-то и увидели, как два немецких самолета сбили наш. Летчик выпрыгнул с парашютом и сел на воду. Мы — к нему. Недалеко вроде, да надо обогнуть остров. Опоздали? Утонул? Вдруг на миг голова показалась из воды. Долго шарили в воде отпорными крюками, еле вытащили. Может быть, знает кто об этом случае?..»

———

Спрашиваю Николая: «Как ты встретил день победы? Что чувствовал?» — «Да проспал». — «Как?!»

«Об этом я тоже на встрече с однополчанами, лет через десять после войны узнал. Делились воспоминаниями, что было 9 мая 45-го, а я помню лишь, что в Австрии мы тогда стояли. И больше ничего. А друзья смеются: «Ты и не можешь помнить. С тобой истерика случилась.

8-го с утра стоим возле самолета. Бежит посыльный из штаба и кричит: «Победа! Вчера Германия подписала капитуляцию!! Война кончилась!!» Ты тут же упал на траву, стал кататься, плакать навзрыд и кричать: «Почему я живой!! Я должен быть мертвый, погибнуть!! Мои товарищи мертвые, а я живой!!» Мы тебя трясли, уговаривали, брызгали водой, чтобы привести в чувство, — бесполезно! Вызвали врачей из медсанчасти. Они накачали тебя успокоительными и снотворными и увезли к себе. Там ты и проспал беспробудно 9 и 10 мая. Мы тебе об этом не стали напоминать — вдруг обидишься. Думали, помнишь».

После демобилизации в 1948-м и до ухода на пенсию в 1976 году, Николай Рекин работал в уголовном розыске в Зализнычном РОВД Киева. Работал, как воевал: честно и с умом, за что в мирное время был награжден вторым боевым орденом Красной Звезды. Так в военное, и в мирное время служил Отечеству мой брат Николай Иванович Рекин. Я им горжусь. Вечная ему память!

=> https://vk.com/wall25453372_2158

✯☭✯

Василий Байдак: Мой дед, Байдак Григорий Григорьевич, рядовой красноармеец.

Дед родился в 1913. Призван Лоевским РВК, Гомельской обл, Белорусской ССР, Лоевский р-н. Место службы: 3-я армия, 1-й эшелон, 27-я стрелковая дивизия, п/я 5Е – 345-й стрелковый полк и 63-й отдельный медико-санитарный батальон.

27-я стрелковая дивизия в канун войны стояла в районе Белосток – Августов. Приняла на себя самый первый, самый страшный удар «объединённой Европы» под руководством Гитлера. И после непродолжительных кровопролитных боёв отступила с большими потерями. Подробно о судьбе 27 стрелковой дивизии и первых днях войны можно узнать в книге Дмитрия Егорова «Июнь 1941. Разгром Западного фронта».

Дед не любил говорить ни про войну, ни про плен, но суть тех событий можно описать словами: «Здесь стреляли до последнего снаряда…».

С июля 1941 по август 1944 дед числился пропавшим без вести. Всё это время находился в лагере для военнопленных близ Гродно. Отношение немцев к советским пленным было плохим, раненых они уничтожали. Но кое-кого, в том числе деда, спас русский врач, уговоривший оккупантов. Еще сильно болевшему деду помогал, делясь скудным питанием, неизвестный мне красноармеец.

После освобождения, в 1944 году, по словам деда, их поставили к стенке наши же солдаты — хотели расстрелять как «изменников». Вмешался политрук, отчитал зарвавшихся товарищей, и всех отправили на проверку — в особые отделы. В частности, мой дед проходил ее в Харькове.

Его жена, моя бабка, Прасковья Николаевна Прудник, находилась всю войну в г. Лоеве, БССР, и стала свидетельницей истребления чешского-словацкого полицайского батальона в результате рейда отряда партизан Ковпака на румынские нефтяные промыслы в Закарпатье.

Другая моя бабка, Ольга Ивановна Жукова (Каратенко), Великую Отечественную пережила в блокадном Ленинграде. Трудилась на оборонном заводе. Рассказывала курьёзный случай: приказано было явиться женщинам на стрельбище, дали им винтовки, сказали стрелять (может быть, это шёл отбор в школу снайперов?). «Я нажала на спуск, а мне как дало в плечо, винтовка вылетела из рук, сама я грохнулась оземь. Старший из офицеров сказал мне возвращаться на завод и больше здесь не появляться».

Такая непарадная, но все-таки боевая история. Выстрелить в войну довелось.

=> https://vk.com/wall128691444_6963

✯☭✯

Елена Каткова: Сегодня годовщина гибели моего деда.

Наша семья из Сибири. Мой дедушка, Федор Леонтьевич Катков, родился в 1916 в деревне Малая Тумна Красноярского края. Его отец был крестьянином, дед мой был средним из троих сыновей.

По примеру старшего брата, он решил стать учителем. Окончив курсы, пошел работать в сельскую школу. Очень любил лошадей. Я помню в бабушкином доме большие шкафы со старыми толстыми книгами — кажется, он знал немецкий.

В 1937 году его призвали на службу в Рабоче-Крестьянскую Красную Армию. Потом дедушка остался на сверхсрочную, попросил командование отправить его учиться на офицера. После окончания Тамбовского Кавалерийского училища он служил на Дальнем Востоке, воевал на Халхин-Голе.

Он был войсковым разведчиком. С октября 1942 года воевал на Сталинградском, Донском, Юго-Западном, 3-м Украинском фронтах. Мой дед Федор Леонтьевич участвовал в Сталинградской битве, битве за Днепр, освобождал Донбасс. В 1943 году награжден медалью «За отвагу». В феврале 1944 года в звании гвардии старшего лейтенанта командовал 93-й гвардейской отдельной разведротой и был награжден орденом Александра Невского.

О его мужестве и воинском мастерстве писал в своей книге «Гвардейцы Сталинграда идут на Запад» командарм В.И. Чуйков, в главе «Ингулецкий парадокс» подвигу Каткова Ф.Л. отведено несколько станиц. В наградном листе на звание Героя Советского Союза написано: «Его группа понесла незначительные потери, а противник потерял не менее 100 бойцов и офицеров», и далее: «…с группой в 15 человек захватил 2 важных высоты, истребил до 50 немцев, 17 солдат и одного офицера командира роты взял в плен. Его группа благодаря искусному командованию в этой операции не понесла никаких потерь, отбросив врага на расстояние до 3-х километров».

Дед погиб в 27 лет, 05.05.1944 г., под Одессой. «За образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом отвагу и геройство» в июне 1944г. гвардии старшему лейтенанту Каткову Фёдору Леонтьевичу присвоено звание Героя Советского Союза, посмертно.

Мой папа родился в 1942 и никогда не видел своего отца. В нашей семье сохранились несколько писем с фронта. В одном из них, 06.04.1943, дедушка писал:

«Любимые, славные, преданы родине нашей
Пишите все чаше и не забудьте о нас.
Враг все беснуется над нашим
Народом, но хватит ему пировать
Досыта наелся земли он российской
Настал им конец и пора удирать
Ну что же дорогая – жди.
Пока. До победы Жив буду, вернусь!
Крепко жму всем руку и горячо
Целую Ваш ФКатков»

=> https://vk.com/wall25359831_518

✯☭✯

Владимир Гофельд: Я постарше вас, мне было в войну - 6,5 лет. Попробую рассказать, что запомнилось.

Жили мы тогда в пос. Липовая Долина Сумской обл: отец, мать, я и сестра. Война началась так: однажды в нашем дворе стала на привал воинская часть. Мы им приносили огурцы, помидоры, мёд. Там были молодые ребята и девушки, в новой форме, все с винтовками. Отъезд наш был организован, эвакуировали под вечер, со стороны станции Ромны была слышна канонада, наподобие раскатов грома. Уезжали на полуторке, на узлах, в открытом кузове.

Ехали через Курскую обл. В Новом Осколе воинская часть конфисковала машину (водителя тут же переодели в военную форму), нас же всех посадили в теплушку, на которой мы и приехали в Саратовскую обл, ст. Мокроус. Там нам предложили ехать в колхозы. Моя тётя поехала, нашла нам жильё , а утром за нами прислали сани и всех развезли по домам. Отношение было очень хорошее, сочувственное. Мы не почувствали себя лишними или чужими. Взрослые сразу же пошли работать. Там я уже пошёл в 1-й класс.

Отец остался в партизанском отряде. После одной из диверсий их база была разрушена. Кто это сделал, немцы или ОУН/УПА?.. Партизаны перешли линию фронта, отец разыскал нас, пошёл работать в колхоз, а через пару месяцев его призвали в Красную Армию. Он закончил курсы в Саратове, и уже в феврале 42 был на фронте. Получил назначение политруком роты ПТР 949сп 259сд.

Погиб он 7 или 8 мая 1942 (мы получили 2 извещения). В письмах писал о тяжелейших условиях службы, но никогда — о недостатке оружия. И ещё: я никогда не слышал разговоров о том, что немцы непобедимы. Все говорили только о том, что будет после войны, когда разобьём немцев. Сомнений в этом не было ни у кого! Недавно купил книгу «Священная война: стихи военных лет». Там и работы известных поэтов, и тех, кто погиб, и на теле кого были найдены их стихи. Датировки 41-42 г.г., но везде — такая уверенность в Победе над фашистами, что понимаешь — нас нельзя было победить.

В 80е годы мы с братом (рождённым 6 мая 1942, за день до «похоронки») поехали в места, где погиб отец. Там протекает речка Кересть, вода в ней была коричневой, настоянной на опавших листьях. Мы пили эту воду, а местные рассказали, что в войну она была красная от крови.

Я много слышал рассказов о войне от самых разных людей, особенно мне запомнились рассказы бывшего разведчика. Он отдавал должное немецким автоматам «шмайсерам», предпочитал пистолет «вальтер» нашему ТТ, но слова не говорил о нехватке оружия. Так что «винтовка на троих» не может быть правдой. И я благодарен людям, которые пытаются возродить память о прошлом, былую гордость за свою Страну, Свою Армию, ибо это наши отцы, деды, прадеды! Честь им и хвала до скончания века! И вечная память в сердцах благодарных потомков!»

✯☭✯

Вот такие они, наши «первые ласточки».
Мы помним, как деды воевали. Мы их не забудем.
Культу памяти предков — быть.

Впереди еще один (или больше!) выпуск этих историй.
Самое время встать в общий строй.
Присоединяйтесь.

фб






Tags: Воспоминания о войне
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments