hippy_end (hippy_end) wrote,
hippy_end
hippy_end

Categories:

"У меня 37 лет хирургического стажа... в Неотложной хирургии... 32 часа - рекорд в операционной"

Видео взято с американского ресурса Ютуб

Чисто для информации -- пост сразу же редактора убрали подальше от глаз в "Другое", хотя интерес к нему у читателей настолько высок, что при первом же учете он оказался в украинском "Другом" на 5 месте -- т.е. на уровне 2 места в украинском топ-25 на Главной, если бы его там оставили, а судя по статистике посещаемости, вероятно, был бы где-то в первой полусотне кириллического рейтинга

Так что -- отсутствие "Карандашика" отсутствием, а реальный интерес к тому, что ниже, сегодня, пожалуй, самый большой

И вот в 21:00 по Киеву пост поднялся уже до 3 места в украинском "Другом", что очень радует

Итак...

Наконец-то закончил расшифровку интервью питерца Игоря Гончарова с доктором наук, профессором, академиком, врачом, имеющем высшую категорию в области медицины и в области организации здравоохранения Александром Редько после того самого хамского эфира на главном российском телеканале, где его глашатай Киселев со коллеги определил его способности в плане работы в системе здравоохранения, как "может, хоть санитаром сгодится"

Ну что ж, чисто для понимания того, насколько гигантским стал уже контраст между нормальными, порядочными людьми и вот этими пропагандистами, являющимися "лицами главных российских телеканалов", -- рекомендую посмотреть, послушать или прочитать

Итак...



Игорь Гончаров: «Для тех, кто на бронепоезде, представлю Александра Алексеевича РедькО. Профессор, доктор наук. Депутат дважды – двух Законодательных собраний Санкт-Петербурга. Академик. Человек, имеющий высшую категорию в области медицины, в области организации здравоохранения

Сейчас поясню, для чего такое яркое, отдельное представление… У вас недавно состоялось интервью аж целого центрального канала. Россия 1, да?»

Александр Редько: «Россия 1 и Россия 24»

Гончаров: «Писали вас около часа. Я так понимаю, 40 минут там прямой записи. Разговоров – гораздо больше. Вот тот репортаж, который вы прислали, совершенно хамский, дерзкий репортаж, где они вас как только не фаршмачат в течение этих 40 секунд или там 30 секунд, как только ни склоняют вашу фамилию…»

Фрагмент репортажа на центральном российском телеканале

Ведущая: «А вот еще один самонареченный эксперт в области иммунологии, вирусологии, эпидемиологии – хирург по диплому РЕдько давно забросил медицину. Метался между партиями, был депутатом Городской Думы Санкт-Петербурга, сегодня – чиновник мелкой руки»

Интервьюер: «Возникало ли у вас желание вот сейчас пойти в госпиталь врачом, например?»

Редько: «Дело в том, что меня врачом в ковидный госпиталь НЕ примут по возрасту. Мой потенциал и мои возможности сегодня можно использовать более эффективно, нежели просто пойти и вылечить одного человека»

Ведущая: «Его потенциал наверняка пригодился бы в ковидном госпитале. Если НЕ врачом, то хотя бы санитаром. Их катастрофически НЕ хватает»

Конец фрагмента сюжета на центральной российском телеканале

Вот чисто автоматически стало интересно: а Путину они тоже рискнули бы сказать, что «его потенциал наверняка пригодился бы в ковидном госпиталею Если НЕ» руководителем, «то хотя бы санитаром» (?)

И да, кстати, ой, а почему сами-то в ковидный госпиталь санитарами и санитарками НЕ идут (???) Ведь знают же, что «их там катастрофически НЕ хватает» (!!!)

Гончаров: «Я посмотрел только что, буквально даже минуты не прошло после того, как мы начали интервью, я еще только справляюсь с эмоциями. Александр Алексеевич, гораздо лучше будет, если вы расскажете об этом интервью…»

Редько: «Дело в том, что приехавшие люди из Москвы предложили мне снять интервью по поводу того, что сегодня происходит. И якобы они хотят показать мою позицию в этом плане.

Я сказал: ну ведь наверняка здесь будут какие-то изменения. Давайте в прямом эфире. Почему нет? Я в прямом эфире готов все вещи назвать своими именами и ответить на поставленные вопросы.

Мне сказали: да нет, мы всё как снимем, так четко так и покажем.

Ну, в результате показали, как говорится, одну сотую часть того, что, что снимали»

Фрагмент репортажа на центральном российском телеканале

Киселев: «Мы НЕ изменяли баланс. Просто нарезали нечто для общего представления»

Конец фрагмента

Редько: «Я что хочу сказать. Когда люди говорят о том, что я себя называю каким-то иммунологом, вакцинологом… Хотя первая диссертация у меня по иммунологии кандидатская. Я в принципе себя могу назвать иммунологом. Кандидатская у меня была по онко иммунологии – «Иммунологические показатели при раке легкого». Т.е. я разбираюсь в этом вопросе.

Но сегодня НЕ надо разбираться в этих вопросах. Совершенно. Мы говорили только о нарушении законов. Вот если эти законы нарушаются, значит, ну, мы хотим получить ответ, на основании чего?

Нарушаются федеральные законы, международные, так скажем. Коммерческими организациями, непонятными структурами. Кто им это разрешает делать? Мне непонятно.

Поэтому наша задача сегодня НЕ идти на поводу.

И вот посмотрите, манеры, которые люди используют, -- это некрасивые манеры. Ну, это неблагородно, -- улыбается. – НЕ по-человечески»

Гончаров: «Да вы о чем. Геббельс отдыхает. То, что я увидел, это Геббельс ребенок по сравнению с ними»

Редько: «Значит, дразнилки, там фамилию коверкать и т.д. – это всё детский лепет. Ну, у вас что, не нашлось каких-то настоящих доводов?

Или вот они нашли пожилого человека, который там по каким-то жизненным причинам – ведь у нас же после 65-ти в связи с распоряжением Роспотребнадзора нельзя даже работать в отделении! Не только в красной зоне. Есть такое распоряжение»

Фрагмент репортажа центрального российского телеканала

Ведущая: «Хотя возраст для настоящего врача – НЕ помеха. Ровесник Редько Александр Мельничук с первого дня пандемии в красной зоне»

Врач в больнице: «Он каждый день делает 90 наклонов. Вы хоть один сделаете? Я ни одного. А он…»

Репортер: «Показываем»

Врач Александр Мельничук… послушно нагибается перед ней до пола (!)

Врач: «Возраст называем. Вы ж НЕ женщина, вам можно»

Врач Мельничук: «Шестьдесят десять»

Конец фрагмента

Редько: «Вот человека они нашли – 69. Кстати, моложе меня. И он продемонстрировал – на всю страну его заставили кланяться. Говорят, что вот он кланяется 90 раз в день»

Гончаров: «Кланяется каналу»

Редько: «Да. Так, друзья, я тоже могу поклониться. Но у меня есть, кому поклониться. Понимаете? Есть у нас всего лишь одно явление в нашей жизни православной, которому мы готовы кланяться и сто раз в день. Но почему мы должны кланяться каналу? Почему мы должны кланяться каким-то администраторам, чиновникам, значит, и демонстрировать гибкость свою в поясничном отделе? Вот это мне совершенно непонятно.

Если вы меня попросите, я отожмусь, конечно, сто раз. Ну, чтобы показать, что я тоже еще, в общем-то, НЕ хилый. Но эти демонстрации – они как бы в оправдание. Они как бы в извинение. Они как бы: нет-нет-нет, я еще НЕ дряхлый, я еще могу чего-то.

У меня 37 лет хирургического стажа и, на минуточку, я должен сказать, что всех своих сверстников, с которыми я работал в Неотложной хирургии, к сожалению, уже нет. Или почти всех. Потому что средняя продолжительности жизни в Неотложной хирургии – 47 лет.

Мы живем напряженной жизнью. Мы мечтаем выспаться, потому что неотложная хирургия – это круглосуточная работа. НЕ отходишь от своего больного по пять, по шесть дней. Т.е. такое бывает постоянно. Не случайность, НЕ один раз.

32 часа – это мой рекорд в операционной.

Поэтому мы сегодня говорим о том, что человек, работающий и имеющий руки – а у меня высшая категории по хирургии, -- может выполнять свою работу и помогать одному, двум, там тысяче больных. У меня там более 10 тысяч прооперированных. Но потом возникает ситуация, и тебе говорят: ты умеешь работать, давай вот возглавь, сделай больницу.

Вот я сделал больницу Святого Георгия. Между прочим, больница вошла в десятку лучших больниц в Европе по показателям. Это был 1994 год. И там я помогал уже десяткам тысяч больных. Вот мы тогда 20 тысяч принимали за год. Сегодня эта больница уже больше 30 тысяч за год она принимает. Ну, а вот при этой ситуации, которая у нас за последние два года развернулась в стране, там уже еще больше, в три, в четыре раза.

Так вот, а потом мне сказали: ну вот, сумел сделать больницу, давай комитет по здравоохранению. В 1996-97 году я возглавил комитет по здравоохранению.

И мне сегодня предлагают пойти санитаром! Типа, ты хоть на это сгодишься. Пойдешь в санитары»

Фрагмент репортажа на ведущем российском телеканале

Ведущая: «Если НЕ врачом, то хотя бы санитаром»

Конец фрагмента

Редько: «Я считаю, что, ну, это смешно, конечно. Но я могу заниматься вопросами организации здравоохранения, чем я и занимаюсь, возглавляя с 1993 года профессиональную медицинскую ассоциацию. И, наверное, у меня тоже неплохо получается, в распространении нужных для людей знаний.

Вот это сегодня очень важно. Почему? Потому что то, что у нас происходит, это происходит НЕ с какими-то там патогенами, НЕ с какими-то мелкими возбудителями тех или иных болячек. Проблема у нас с информацией. Именно в информационном поле мы проиграли в 1991 году. И потеряли страну. Именно информационно нас разрушили.

И именно информационно сегодня пытаются добить и расщепить на еще большее количество. Вы же посмотрите, вот мы с вами уже с братьями украинцами практически враги. Ну, по крайней мере со стороны целого ряда политических деятелей Украины мы – исчадие зла. А почему? Мы один народ. Ведь все наши враги говорили: чтобы победить русских, нужно расщепить страну на Белоруссию, Украину и Россию. Вот они это сделали.

Они попытались тут, но Батька удержался. Попытались еще и его отщепить. Значит, НЕ вышло. Оказался крепким. Вот что происходит. Разделяй и властвуй.

Вот сегодня нас тоже разделяют по разным частям. И к сожалению СМИ – участники именно вот этого печального процесса. Показать человека там ковыряющимся в носу. Показать его с какой-то невыгодной стороны. С невыгодного ракурса. Исковеркать фамилию. Поменять ударение. Вот это мелко и как-то по-детски.

Я даже и злиться-то НЕ смог. Я ждал большего от них. Большей выходки. А мне показалось, что они бессильны. Они из 40 минут моего монолога НЕ смогли выдернуть ничего, что можно было бы показать. Ничего. И это на самом деле людей успокоило. На меня же навалилось сразу сотни этих успокоительных писем мне прислали по разным сетям, типа, чтобы я НЕ переживал.

Я говорю: да родные мои, НЕ надо меня. Я уже это всё проходил. Вы еще туда, я уже оттуда. Про меня уже столько писали всего еще в 90-х годах. И хорошего и плохого.

Я о чести и достоинстве судился 11 лет! Т.е. написали в «Советской России» про меня две статьи. Они до сих пор висят в интернете. Вот то, что я выиграл суды, и там это всё было подвешено, это уходит. А вот это вот то, что было, это с 97-го года – это всё висит. Это всё висит. В 97-м году гадость написали. И она опровергнута, все 18 позиций этой гадкой статьи, которая была заказана теми, кого я обделил, снизив стоимость льготных лекарств с 94% наценки до 4%. До 4%. Т.е. это по миллиону долларов люди в месяц теряли на льготных лекарствах.

А у меня не было возможности другой. Бюджет был таким маленьким, что если бы позволил им эти деньги выкрасть из бюджета, как это делалось до меня, то людям я должен был бы в 23 раза больше где-то найти средств. У меня бюджета НЕ хватало просто на восполнение потерь, которые возникли бы в результате этого воровства.

Поэтому и два покушения было. Поэтому были заказы в статьях и т.д. Но я это всё выдержал. И поэтому после того, после этих скачек, поверьте, и охрану за мной Главное управление внутренних дел вешало. И всё было серьезно тогда.

И после этого мне вот эти дразнился с фамилиями просто смешны. Я НЕ считаю, что для человека, который работает, а я работаю 20 часов в сутки, для человека, который пытается спасти большое количество людей именно в информационном поле – это сейчас самое главное, -- для него выбросы из таких каналов, как канал Киселева, ну, я не знаю, только помощь. Чем хуже он скажет, тем лучше обо мне будут думать. Я убежден в этом.  

Владимир Соловьев меня тоже уже дважды помянул на своих эфирах. Тоже НЕ очень хорошо. Я тоже, видимо, ему так же нравлюсь. Но он еще Гундарова с Шафалиновым как-то звал, а меня НЕ зовет. Стесняется.

Ну, у меня же смотрите, у меня же история какая была. Почему они решили сегодня на первом канале обо мне. 30 мая этого года ФАН – Федеральное Агентство Новостей – заказало меня в качестве такого же подопытного. И тогда по поводу вот этих всевозможных манипуляций, которые сегодня проповедуются, был объявлен диспут между сторонникам и противниками. Противником выбрали меня

В течение дух недель, это как мне потом в редакции уже сказали, отпадали представители московские, министерские, потом отказались представители известного центра. И потом нашли все-таки… Я уже шел на встерчу с представителем фармкомпании. Биг Фармы. И даже фамилию его знал. И когда уже поздоровался с ним по имени, отчеству, я думал, что это он, мне сказали: нет, это другой. А что? Тот не пришел.

Я говорю: почему? Ну, НЕ захотел. Я говорю: сегодня еще говорили, что он хочет. А он вдруг НЕ перехотел.

Ну и, короче говоря, там был некий Петров, который заместитель главы одного из наших районов. И вот в течение тоже 40 минут у нас были вопрос – ответ, вопрос – ответ. А потом голосование в течение недели.

Ну и вот по этому голосованию я победил 95 к 5-ти. Причем, была ситуация такая, что 99 к 1-му. А потом как-то это всё изменилось 95 к 5-ти.

Ну, не важно. Голосование прошло. И после этого меня Симоньян позвала. А потом отказалась. Я говорю: ну ладно, приду. Значит, отказалась. Потом меня позвали малышевцы. В эту передачу. И тоже отказались. А потом меня позвала Собчак, и я должен был разговаривать с Ольшнейном.

Анатолий Давидович Ольштейн – заместитель Гинцбурга и человек уважаемый, человек профессиональный. Я говорю, так-то я сначала отказался, а когда узнал, что я буду с Ольштейном, я говорю: хорошо.

Я приезжаю в Москву. Я его целый час ждут. Нет. Потом меня выставляют под рампой. Я 20 минут один стою с приколотым микрофоном. Ну, это тоже не совсем правильно для дела. Потому что стоять под юпитерами и кого-то ждать непонятно. А потом мне говорят, что его НЕ пустили. Сначала сказали, что он приехал. А потом сказали, что его НЕ пустили.

Ну, и вышел там специальный факт чекер какой-то, Панчин фамилия у него, который занимается выявлением научных всевозможных неувязок Т.е. его задача обличать лженауку. Он как молекулярный биолог вроде как специалист и в вопросах здоровья.

Я говорю: так я же НЕ в этом специалист. Я говорю только об организации. И именно организация у нас страдает. Именно она. А всё остальное мелочи.

Поэтому это уже не в первый раз. И кстати, по результатам вот этой нашей передачи там у Ксении Анатольевны я написал – Мария Васильевна Шукшина прислала мне группу, -- они записали интервью тут же, прямо у этого здания на скамеечке. И оно в первый день набрало миллион. А в последующем – еще три миллиона просмотров.

Т.е. люди сегодня тянутся правде. Тянутся к справедливости. Жизнь-то их поставлена под угрозу. И это НЕ просто так. И их близких. И им хочется разобраться. А у нас информации нет. Правильной информации нет. Ее душат, ее давят. Людей, которые несут эту информацию, всячески притесняют.

А что, у меня тут выясняли, а есть ли у меня диплом? Со стороны Генпрокуратуры. Есть ли у меня диплом. А пришлите, пожалуйста, копию вашего удостоверения, что вы доктор медицинских наук. Я реально высылал.

Я говорю: а как вы думаете, возглавлять Комитет по здравоохранению санитар может? Вот как, что значит: вышлите копию? Неужели это было неясно? Ведь мы, когда проходим все эти… Я Государственный советник второго класса. Нас же, извините, се органы госбезопасности чистят только так, прежде чем выдать такие удостоверения»

Гончаров: «А Госсоветник 2 класса – это замминистра, грубо говоря?»

Редько: «Ну, у нас как это, на уровне вице губернатора. Мы же городские, санкт-петербургские. Да, т.е., если ты один срок в Законодательном собрании провел, ты Госсоветник 3 класса, если два срока провел – 2-го. Если бы вот меня не снесли. Там говорят, что я кучу партий поменял, ничего подобного.

Я был со Святославом Николаевичем Федоровым, когда мы занимались самоуправлением, тогда я занимался НЕ политикой, а вопросами самоуправления. Это было действительно интересно работать. Ведь моя больница была первой и единственной, кстати, из многопрофильных больниц – с внутрихозяйственным расчетом. Некоторая такая косая система, которая в законодательстве, в общем-то, НЕ отражена, но у меня средняя заработная плата была в 8 раз выше, чем в среднем по городу на ту пору.

При этом НЕ было ни одной копейки хозрасчетной. Ни одной. У нас НЕ было ни одного юрлица на территории больницы, никуда мы ничего НЕ сдавали в аренду никому. Т.е. мы хозяйствовали сами.

И вот этот опыт хозяйствования новому губернатору – тогда Владимир Анатольевич Яковлев пришел на смену Собчака, -- новому губернатору настолько понравился, он приехал к нам в больницу, посмотрел всё, что он тут же предложил мне возглавить комитет по здравоохранению. Чтобы я там наводил порядок.

И дело в том, что мы можем при нашей вот этой сегодняшней системе, используя народные предприятия, территориальное общественное самоуправление, муниципальное самоуправление, чем я занимаюсь в настоящее время, занимаясь вопросами организации на местах, мы можем очень многое изменить в стране.

Вот у нас был такой человек Магомет Чертаев, это в Дагестане, он по прописи Святослава Николаевича Федорова сделал свой совхоз. Так он за 8 лет в 64 раза изменил свою экономику. Он из самого отстающего совхоза стал самым передовым в стране. У него там в 6 раз рождаемость увеличилась. По одной простой причине, что там есть социальные паи, и эти социальные паи люди получают за гражданина в семье. Чем больше людей – тем больше денег.

И там очень много интересных схем. И их необходимо распространять, но их зажимают. И Чертаев как-то странно ушел молодым человеком из этой жизни.

И вот поймите, если в совхозе все миллионеры, то, наверное. надо как-то присмотреться к опыту этого совхоза. Если у него минимальный дом в совхозе 300 метров квадратных, то надо подумать: а как же это так? Почему вот в одном совхозе 300 метров? Если полицейские в его совхозе ездят на БТРах, охраняют отары от чеченцев, то надо как-то подумать: а как это так, везде воруют овец, а у него нет, потому что там милиционеры НЕ продаются.

Значит, надо это изучать. Если это НЕ изучается, значит, НЕ интересно кому-то, чтобы мы улучшали свое качество жизни. Вот этим я и занимаюсь. Вопросом преподавания качества жизни, самоуправления. Провожу в школах, в медицинских гимназиях уроки нравственности. Мы общаемся с молодежью. Мне это интересно. Ну а кому-то интересно наводить тень на плетень. Вот это уж мне совершенно противно»


Россия -- Санкт-Петербург -- 3 ноября 2021 года


Вот такого вот человека нынешние российские центральные телеканалы готовы... смешивать с грязью и иронически говорить о враче с огромным стажем работы в Неотложной хирургии, где сами никогда НЕ работали и вряд ли бывали, "может, санитаром сгодится"

Упоминая, что их "катастрофически НЕ хватает", но... сами, твари, при этом почему-то в санитары туда, на передову. идти категорически НЕ хотят, хотя бы точно вполне сгодились

Санитар ведь НЕ медсестра, там медицинского образования даже среднего специального НЕ нужно, достаточно просто добрсовестно мыть полы, переносить больных, выносить утки (с месяц занимался как-то в лихих девяностых такой санитарной работой, так что в курсе, ничего в ней нет ни сложного, ни тем более зазорного, чтобы эти твари с ТВ боялись "испачкать свою репутацию")

Вы понимаете вообще, до чего уже это всё докатилось, если на первых каналах ТВ появляются такие вот репортажи (?)

Вам еще не страшно, что будет дальше (?)

Мне вот конкретно страшновато

Даже при том, что я отлично понимаю, насколько куда более страшная угроза нас всех ждет за бутафорской витриной с этим "ковидом"

Именно потому, что вот эта "киселевская бутафория" и окажется перед той, другой и куда более страшной угрозой в качестве тех, кто должен будет ей противостоять

И тогда уже, после всех этих бутафорских: "волки, волки!" -- будет уже бесполезно взывать: "братья и сестры..."

Потому что искренность взывающих слишком мало кто воспримет всерьез


P.S. Просьба ко всем, кто читает этот журнал. Мне сейчас стало реально тяжело разгребаться, если под постом появляется хотя бы десяток комментариев. Поэтому прошу сообщать только о том, что реально важно по освещаемым здесь темам, о том, что нужно исправить в тексте поста, и по возможности воздержаться от дискуссий

Потому что иначе мне придется сократить число постов, и в этом случае все вы недополучите ту важную и нужную информацию, которую я физически перестаю успевать ставить, если приходится отвечать на комменты


Уважаемые читатели, в течение более семи лет этот журнал ведется совершенно бесплатно. Однако работать с журналом по 6-8 часов ежедневно чисто благотворительным образом при полном отсутствии пенсии стало сложновато. Поэтому все-таки размещаю номера карт, на которые можно сделать перевод, чтобы поддержать журнал Хиппи Энда:

Гривны: 4102 3251 2077 3064

Евро:       4102 3251 2827 7746

$                4102 3251 2591 4911

Рубли:     5469 3800 5985 5949

Если пришлете личное сообщение о переводе, буду признателен за возможность поблагодарить



Подписывайтесь на Телеграм-канал Хиппи Энда на случай блокировки Живого Журнала: https://t.me/hippy_end2021




Добавить в друзья


Tags: Видео, Гибридные войны, Психологическая готовность
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments