hippy_end (hippy_end) wrote,
hippy_end
hippy_end

Category:

"Я видел фотографии африканцев, которые напали там на один дом и были изрублены топорами"

Это -- большая статья автора 16 книг из ЮАР, много лет писавшего репортажи для зарубежных изданий, -- взгляд изнутри на беспрецедентную волну погромов, грабежей и мародерства, прокатившуюся по этой стране

Рекомендую прочесть ее тем, кто хочет больше узнать о том, что происходит в ЮАР -- стране БРИКС, между прочим, -- и почему она вдруг вспыхнула, как спичка, которой чиркнули о серу спичечной коробки

Цитирую в автопереводе, выделяя некоторые места:

«Почему Насилие и Грабежи Взорвались По Всей Южной Африке



Взрыв грабежей и разрушений, охвативший Южную Африку, потряс и ошеломил правительство президента Сирила Рамафосы, подорвал его авторитет и легитимность. Радиопередачи Рамафосы, обращенные к нации, призывающие к спокойствию, полные клише и обобщений, были встречены насмешками. Никто не сомневается, что Южная Африка достигла еще одного Рубикона, который правительство АНК (Африканского национального конгресса), возможно, не сможет пересечь.

Взрыв насилия последовал за заключением в тюрьму бывшего президента Джейкоба Зумы по обвинению в неуважении к суду за отказ предстать перед Комиссией по расследованию массовых разграблений государства, имевших место при его президенте. Никто всерьез не сомневается, что Зума украл миллионы, возможно, миллиарды рандов, и ему все еще грозит длинный список обвинений в рэкете, отмывании денег и прочих преступлениях.

Но у Зумы по-прежнему много последователей среди его зулусских последователей, и он фактически угрожал сделать страну неуправляемой, если правительство осмелится посадить его в тюрьму.

Несомненно, беспорядки начались, когда его последователи попытались выполнить эту угрозу. Зандиле Гумеде, бывший мэр Дурбана, отстраненный от должности за грубую коррупцию, несомненно, сыграл ключевую роль, как и бывшие сотрудники государственных служб безопасности, игравшие такую ключевую роль при президенте Зуме, вместе с другими членами фракции Зумы, которая требует радикальной национализации и решительных мер против “белого монополистического капитала”. (Такое сочетание левых взглядов, коррупции и преступности можно найти и в других странах Африки.)

Однако, как только начались беспорядки, грабежи магазинов и угоны грузовиков на шоссе, а полиция была явно напугана и неэффективна, быстро распространился слух, что можно ходить “за покупками без денег”, вызвав огромное волнение в рядах миллионов бедных и безработных зулусов, которые населяют поселки и скваттерные лагеря вокруг Дурбана и Питермарицбурга, а оттуда распространились в каждом маленьком городке провинции.

Большинство мародеров и негодяев не беспокоились о судьбе Зумы. Они просто услышали по слухам, что происходит беда, и поняли, что возможность смотрит им в лицо. Они в огромных количествах стекались в торговые центры и начинали грабить их. Вскоре шумиха распространилась и на Йоханнесбург, где жили еще многие зулусы, хотя к ним присоединились и многие другие. Это было дело всей общины: большинство мародеров были бедны и шли пешком, но немногие приезжали на машинах, иногда очень дорогих. Некоторые даже приезжали с огромными трейлерами, чтобы увезти морозильники, холодильники и плиты.

Огромные очереди машин заполонили автострады, все направлялись к торговым центрам, и расцвели другие формы преступности — рэкет, нападения и кражи у других автомобилистов, все, что предлагало быстрый доллар.

В каком-то смысле это происходило уже давно. Когда АНК был впервые избран в 1994 году, его плакаты обещали “Рабочие места, рабочие места, рабочие места!”, Но мало обращали на это внимания, когда они были избраны. В 1995 году средняя численность безработных, по официальным данным, составляла 1 698 000 человек, или, если брать расширенное определение безработицы, включая тех, кто бросил искать работу, -- 3 321 000 человек.

За исключением периодов времени, эта цифра неуклонно и значительно выросла и сегодня превышает 11,4 миллиона человек. Поскольку безработные имеют мало или вообще не имеют дохода, это также означает огромный рост как бедности, так и неравенства. АНК обычно сожалеет о бедности и неравенстве, но обычно пытается сделать вид, что это часть “наследия апартеида”. Как показывают цифры, это противоположно истине.

Если предположить, что каждый из этих 11,4 миллионов имеет двух-трех иждивенцев, то речь идет о домохозяйствах, состоящих из 30 миллионов человек -- половины всего населения или даже больше. Они, по большей части, сидят в лачугах, замерзшие, голодные, без алкоголя (запрещенного в рамках изоляции от КОВИДА), неуверенные в себе, им нечего делать и почти нет надежды на работу.

Это картина чистого страдания. Это самые большие жертвы неправильного правления АНК. Многие из них -- молодые люди, которые никогда в жизни не работали и потеряли надежду, что когда-нибудь будут работать. Для молодых женщин проституция -- почти единственная надежда на получение дохода. Один мародер, когда у него брали интервью по телевизору, откровенно признался, что воровал каждый день, потому что иначе его 15-летней сестре “пришлось бы спать с дедушкой”.

На практике бедственное положение безработных и бедных игнорируется. Правительство гораздо больше озабочено “имущими” внутри своей коалиции — капиталистами BEE (Black Economic Empowerment), работниками государственного сектора и профсоюзными боссами.

Предложение правительства о выделении дополнительных 18 миллиардов рандов (1,25 миллиарда долларов) для уже хорошо оплачиваемых работников государственных служб прозвучало всего за несколько дней до беспорядков и было, по сути, оскорблением и провокацией для безработных. Точно так же Рамафоса пытался заручиться сочувствием общественности к “бедственному положению” депутатов, которые входят в число одного процента самых высокооплачиваемых людей в стране.

Однако самым поразительным является законодательство о расширении экономических возможностей черных (BEE), которое, что неудивительно, было названо иностранными инвесторами самым большим недостатком инвестиций в Южную Африку.

В конце концов, это фактически налог на инвестиции — если вы хотите инвестировать в Южную Африку, вы должны более или менее отдать большую часть своего капитала партнерам BEE, которым нечего предложить в качестве навыков или капитала, кроме способности заставить министров правительства отвечать на их звонки. Это прямолинейный клановый капитализм.

Эффект такого законодательства заключается в том, чтобы оттеснить иностранные инвестиции — ценой многих рабочих мест — просто для того, чтобы набить карманы горстки связанных с АНК дружков.

Самым вопиющим примером является горнодобывающая промышленность, которая в течение многих лет теряет тысячи рабочих мест под тяжестью безумных ограничений BEE. Тем не менее Хартия по добыче полезных ископаемых, требующая все более высоких BEE квот, держится в отрасли годами.

В результате новые шахты не запускаются, а шахтерские боссы открыто заявляют о том, что даже в разгар нынешнего бума цен на сырьевые товары они не могут оправдать увеличение своего присутствия в Южной Африке. Если министр по разработке полезных ископаемых Гведе Манташе просто откажется от Горной хартии, то появятся тысячи новых рабочих мест. Но он этого не сделает, потому что интересы нескольких BEE капиталистов гораздо важнее для него, чем любое количество безработных.

Точно так же правительство внимательно относится к профсоюзам работающих, но все, что оно имеет для безработных, -- это крокодиловы слезы. Безработные знают это слишком хорошо, и это является ключевой частью их безнадежности — и их отчаяния. Жесткие трудовые законы Южной Африки в значительной степени привилегируют тех, кто занят, давая безработным мало возможностей конкурировать за рабочие места.

Более того, огромный вес эндемической коррупции вместе с неумелым выбором политики означает, что Южная Африка уже седьмой год подряд переживает падение реальных доходов на душу населения. Люди неуклонно беднеют, а локдауны COVID увеличили нищету, стоя многим рабочих мест.

Если людям, которых игнорируют и к которым так относятся, говорят, что пришло время делать покупки без денег, как можно удивляться, что они реагируют в таком количестве и с таким энтузиазмом? Такие покупки -- это весело и интересно, и вы в конечном итоге получаете еду, напитки и новый телевизор. А что тут не нравится? По сравнению с этим, “призывы Рамафосы к спокойствию” или небольшие лекции о верховенстве закона -- действительно жидкая каша.

Но среди массы мародеров встречаются и более зловещие элементы. Преступники, естественно, процветают в такой среде, либо организуя массовые кражи товаров, либо используя хаос в качестве прикрытия для других преступлений.

Но есть и явные политические элементы, пытающиеся сделать страну неуправляемой, нападая на ключевые объекты инфраструктуры — были нападения на резервуары, более 120 нападений на подстанции электроэнергии, а дорога, ведущая к НПЗ Sapref в Дурбане (который производит треть всего бензина Южной Африки), стала настолько опасной из-за постоянных нападений на транспортные средства, что НПЗ пришлось полностью закрыть.

На заправках уже стоят огромные очереди, и назревает серьезный топливный кризис.

Более того, как только магазин, склад или фабрика разграблены, их поджигают. Ни одно из этих преступлений не приносит денег, и разрушение таких зданий неизбежно будет стоить рабочих мест и приведет к тому, что в будущем многие люди будут голодать.

Реакция правительства была крайне вялой. Грабежи начались в пятницу, и Рамафоса ничего не говорил и не делал до следующего понедельника. Министры молчали и были невидимы. Министр полиции Беки Селе, родом из Дурбана, до сих пор не посетил город. Есть общее возмущение тем, что полиция была так пассивна, обычно просто стоя и наблюдая за мародерством. Их, конечно, значительно больше, но полицейские вооружены.

Есть много случаев, когда полиция сама действовала рэкетом защиты и требовала “мзды” от общественности. Г-н Сель не пытается ответить на такие вопросы и обычно появляется в чрезвычайно дорогом кашемировом пальто и шарфе Louis Vuitton, который один стоит примерно в восемь раз больше средней недельной зарплаты.

Когда телевизионные репортеры берут интервью у мародеров, они часто говорят, что все знают, что министры мародерствуют уже много лет, так зачем же придираться к ним?

В конце концов Рамафоса приказал ввести 2500 солдат для поддержки полиции, но это не имеет никакого значения: они тоже пассивно наблюдают за грабежами, поскольку правительство явно напугано перспективой черного правительства, стреляющего в бедных черных людей.

Во всяком случае, Южная Африка -- большая страна, и войска там разбросаны слишком тонким слоем. Тем не менее, грабежи продолжаются изо дня в день, и прямо на глазах правительства страна разрушается, доверие инвесторов подрывается, и любая надежда на выход Южной Африки из экономического кризиса исчезает.

В то время как пострадали только две провинции, Гаутенг -- это экономическое сердце страны, производящее 40 процентов ее ВВП, а Дурбан -- главный порт, шоссе между Дурбаном и Йоханнесбургом -- главная экономическая артерия страны, и вот уже много дней оно закрыто.

С такими слабыми и пассивными силами правопорядка, ополченцы-линчеватели появились для защиты многих пригородов и, как правило, для защиты своего местного торгового центра или супермаркета, от которого зависит этот пригород. Часто эти группы бдительности являются многорасовыми, но обычно они зависят от белых бывших членов сил безопасности. Они вооружены и полны решимости остановить мародерство, распространяющееся по их домам.

Большая часть индийского населения Южной Африки живет в Дурбане или вокруг него, и у них есть сильные воспоминания о беспорядках 1949 года, во время которых зулусы убили сотни индийцев, потому что между этими двумя группами существует много неприязни.

На этот раз индийцы увидели беду, когда другие этого не сделали, и индийский городок Феникс (где когда-то жил Ганди) вооружен до зубов. Но маленькие индийские поселения к северу от Дурбана более уязвимы. Верулам, например, был почти разрушен, и индийская община, потеряв все свои магазины, отступила в индийский пригород Эверест-Хайтс и запретила африканцам ступать туда. Дружинники с ружьями, ножами и топорами патрулируют улицы. Я видел фотографии африканцев, которые напали там на один дом и были изрублены топорами.

Уже сейчас ощущается нехватка продовольствия и топлива. Никто не собирается пополнять запасы в торговых центрах, которые были сожжены, или в любом магазине, который действительно уязвим для грабежа. Таким образом, даже если грабежи прекратятся, поскольку у мародеров закончатся цели для грабежа, неизбежно будет серьезный голодный кризис, который может подтолкнуть людей к еще более отчаянным действиям.

Большая проблема -- нападения на частные дома. Но банкоматы были разрушены, аптеки разграблены, и магазины с напитками разграблены, так что возникнет нехватка медицинских и других товаров. Естественно, программа вакцинации от КОВИДА полностью остановилась, и неистовое смешение (без масок) мародеров обязательно приведет к новому всплеску КОВИДА.

[На самом деле – хоть какой-то плюс. А может и о «новом всплеске «ковида» забудут, как забыли о нем вообще в зонах горячих конфликтов – Хиппи Энд]

Ранд резко упал и мог упасть еще больше. Правительство в шоке. Его стандартный предвыборный лозунг заключается в том, что оно строит “лучшую жизнь для всех”, но беспорядки указывают на колоссальный провал управления АНК. Она решительно не принесла лучшей жизни бедным африканцам, и на всех углах можно услышать неблагоприятные сравнения со старым правительством апартеида: в конце концов, ничего подобного не происходило во время его правления.

По радио, телевидению и социальным сетям идет поток гневных комментариев, практически все они презрительно относятся к правительству. Более того, доверие к правительству и даже его легитимность были подорваны.

Рамафоса консультируется с лидерами других партий, но он не осмеливается сформировать правительство национального единства (GNU), как того требуют многие, поскольку АНК глубоко расколот, и фракция Зумы восприняла бы любое GNU как знак того, что Рамафоса приглашает белых обратно к власти.

Как обычно в такой кризис возникает огромный национальный голод по сильному человеку, который восстановит порядок твердой рукой. Но Рамафоса слаб, говорит обобщенно и очень медленно действует. В большинстве африканских стран такая крупная демонстрация слабости правительства и отсутствия решимости привела бы к военному перевороту, но армия Южной Африки была разрушена до основания и, вероятно, не способна на что-либо столь амбициозное.

Так что, как обычно в Южной Африке, какая-то нормальность, несомненно, возобновится, министры вернутся к своим корыстным путям, и снова будет притворяться, что все в порядке. Но его не будет. Бедные и безработные продемонстрировали, что их терпение ограничено и что они -- бочонок динамита, ожидающий взрыва.

В перспективе -- ужасные кризисы голода, нехватка топлива и медикаментов. Большая часть социальной инфраструктуры была повреждена или разрушена — около 400 торговых центров были атакованы, в том числе многие аптеки. АНК раскололся еще больше, чем когда-либо, и экономике был нанесен огромный удар. Без сомнения, реальные доходы продолжат падать.

И именно этого добился АНК после 27 лет пребывания у власти. Теперь уже почти никто не верит, что он может или будет обеспечивать “лучшую жизнь для всех”, а так как в этом был смысл его существования, то партия оказалась теперь в новой и очень трудной обстановке. В течение многих лет в оппозиции она хвасталась тем, как она улучшит жизнь африканских масс, но она обнаружила, что задача управления была намного сложнее, чем она себе представляла, и она неуклонно ведет Южную Африку к статусу несостоявшегося государства.


Джонсон, почетный член Колледжа Магдалины в Оксфорде, автор 16 книг и много лет широко писал для международной прессы. Он живет в Кейптауне и является дуайеном иностранных корреспондентов, освещающих Южную Африку»

Источник информации: https://quillette.com/2021/07/16/why-violence-and-looting-has-exploded-across-south-africa/?fbclid=IwAR3V16CdNLPPoHr4qEKlp0WPzpSU6Au6NkErdd0twi9n9MlC8nDRax0kCLI


Вот такой взгляд на происходящее в ЮАР изнутри

И еще... знаете, а ведь насчет: "задача управления была намного сложнее, чем она себе представляла, и неуклонно ведет... к статусу несостоявшегося государства"... -- что-то очень знакомое напоминает...




Добавить в друзья


Tags: Гибридные войны, Психологическая готовность
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments