hippy_end (hippy_end) wrote,
hippy_end
hippy_end

Categories:

"А после они пригласят другие страны, чтобы вмешаться во внутренние дела нашего государства"

Видео взято с американского ресурса ютуб

Вот так -- глава военной хунты, взявшей власть в Мьянме 1 февраля 2021 года преспокойно дает интервью в столице России российскому государственному информационному агентству, а коллективный Запад, чью ставленницу Аун Сан Су Чжи эта самая хунта во главе с этим самым ее главой свергла... молчит, как воды в рот набрал




Россия -- Москва -- 28 июня 2021 года


Далее -- цитирую интервью Мин Аун Хлайна, выделяя некоторые места:

«Мин Аун Хлайн: Запад хочет, чтобы власть в Мьянме была под его контролем

Военный лидер Мьянмы, председатель Государственного административного совета и главнокомандующий вооруженными силами старший генерал Мин Аун Хлайн рассказал в интервью корреспонденту РИА Новости Татьяне Кукушкиной о своем видении наиболее актуальных угроз безопасности в Азиатско-Тихоокеанском регионе, о том, каковы перспективы новых выборов в его стране, и что будет с экс-госсоветником, лауреатом Нобелевской премии мира Аун Сан Су Чжи.

– Господин Хлайн, вы не первый раз принимаете участие в Московской конференции по международной безопасности. Одной из главных тем вашего выступления на конференции стала текущая обстановка в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Какие риски и угрозы безопасности в АТР, на ваш взгляд, наиболее актуальны сегодня?

– В мировой политике после Второй мировой войны – по вашему Великой Отечественной войны – интерес переместился в Азиатско-Тихоокеанский регион. Раньше все интересы мировой политики, мировых держав были только в Европе и западной части света, никого не интересовала юго-восточная Азия. Поэтому, так как наша страна находится в этом регионе, нам нужно быть очень осторожными в этой борьбе мировой политики.

Например, после Второй мировой войны подобных войн такого масштаба больше не было, но в юго-восточной Азии была война во Вьетнаме. Это тоже показатель, что почему-то вся военная политика перешла в юго-восточную Азию.

В АТР присутствует много рисков и даже угроз, в том числе терроризм. Но в основном это выглядит как вмешательство во внутренние дела других стран. Оно и в сфере экономики, и в сфере внутренней политики государства. Идет постоянное вмешательство. Это и есть показатель рисков и угроз.

– В ходе ваших переговоров с министром обороны РФ генералом армии Сергеем Шойгу обсуждались перспективы развития двустороннего военного и военно-технического сотрудничества. А как вы в целом можете охарактеризовать современные отношения Мьянмы и России?

– В сфере военного сотрудничества мы идем к его развитию. Мы создадим новое сотрудничество, будем расширять его. Наше сотрудничество было изначально спланировано так, что со временем оно должно расширяться. Поэтому на данной встрече мы в основном обсуждали расширение существующего сотрудничества.

– В каких сферах?

– На встрече в основном обсуждались вопросы противовоздушной обороны, есть двусторонний интерес к расширению сотрудничества в этой сфере. Наша страна находится в сфере интересов крупных держав, поэтому нам нужно расширять ПВО для нашей национальной безопасности.

– Если позволите, перейдем к внутриполитической ситуации в Мьянме. Сегодня в мире наблюдается противоречивая картина оценок непростой внутриполитической ситуации в стране. Что, на ваш взгляд, послужило главной причиной ее формирования?

– Есть две причины. Первая заключается в стремлении разрушить наше государство. То, что они пишут и делают, ведет к разрушению государства. Вторая причина – они хотят, чтобы у власти были те люди, которые находятся под их контролем.

– Говоря о "них", вы имеете ввиду западные страны?

– Да, западные страны. Западные страны используют не только средства массовой информации, но еще и посредством дипломатических связей тоже вмешиваются в наши внутренние дела. В том числе, этим занимаются и международные организации, такие как ООН, и гражданские организации. Они целенаправленно вмешиваются в наши дела.

– Если я правильно понимаю, в действующей конституции Мьянмы должность государственного советника, которую занимала Аун Сан Су Чжи, не предусмотрена. На ваш взгляд в чем причина того, что именно она долгие годы олицетворяла высшую исполнительную власть на международном уровне?

– У нас по закону есть такая должность как государственный советник. Но в законе записано, что либо лицо, либо организация может быть назначена советником государства при необходимости. Но в обязанностях и полномочиях этого человека не прописано ничего. То есть он всего лишь советник.

В прошлом правительство назначило Аун Сан Су Чжи госсоветником, и она была во главе правительства, выше, чем президент. Но по нашей конституции никакой человек не может быть выше трех ветвей власти: исполнительной, законодательной и судебной. Выше этих трех ветвей власти никто не может стоять.

В 59 статье конституции прописано, кто может стать президентом или высшим руководством. Есть определенные ограничения: связи с иностранным гражданством, человек не может иметь гражданства другой страны, а если человек связан с лицом, у которого есть иностранное гражданство, этот человек не может стать президентом. Это правило относится и к президенту, и к вице-президенту.

После того как она (Аун Сан Су Чжи – ред.) назначила себя госсоветником, она выпустила специальный приказ, в котором описан протокол и должность госсоветника идет после президента, но выше, чем вице-президент, то есть между ними. Получается, что на эту должность должны распространяться те же ограничения, что и на тех, кто хочет занять должности президента и вице-президента. Но она им не соответствует. Она знала, что никогда не станет президентом, потому что ее муж не имеет гражданства Мьянмы. Потом она выпустила приказ, что ее должность – после президента. Это не соответствует нашей конституции.

У любой страны есть документ, так называемый государственный протокол. В нем описано, какая должность идет за какой. Этот протокол подписывается президентом и выпускается специальным приказом. Такое есть у всех стран. Она назвала себя госсоветником. Если бы этот приказ не подписал президент, не было бы нарушения конституции. Но она договорилась с президентом о том, чтобы он подписал приказ с таким протоколом. И по нему она занимает второе место в государстве. Поэтому после подписания протокола она уже нарушила конституцию.

– Какой может быть дальнейшая судьба Аун Сан Су Чжи?

– Я не судья. Я не могу сказать, что будет. Я не могу предсказывать что-либо о том, что с ней будет. Этим занимаются судьи в соответствии с законом, и потом согласно закону судьи и решат, что с ней будет. Ее дело официально открытое, есть адвокаты и со стороны обвинения, и с ее стороны. В суде идет обычный процесс, и по нему будет решение. Я не могу никак на него влиять.

– Стране предстоят новые выборы. Сначала их планировалось провести в течение шести месяцев, после были названы новые сроки – в течение двух лет. С чем это связано?

– С первого дня мы не говорили о сроках, о шести месяцах или о двух годах. Мы просто говорили, что после выполнения мер, необходимых для их проведения, мы обязательно организуем новые честные выборы. Какие меры необходимо выполнить? Есть два момента – объявление о нарушениях закона и фальсификации бюллетеней на прошлых выборах. Оно было сделано вооруженными силами 1 февраля.

Вообще-то это не наше дело, этим должна была заниматься по закону Союзная избирательная комиссия. Они отказались этим заниматься, поэтому мы помогли народу все это выяснить. После первого февраля была сформирована новая Союзная избирательная комиссия, которая занимается расследованиями. Когда они будут завершены, и будет сделано официальное объявление – это одна из мер, которые необходимо выполнить. Без этих расследований мы не можем провести новые выборы.

Второй момент – при расследовании мы обнаружили, что у некоторых людей нет паспортов. Из-за этого и получилась фальсификация. То есть примерно 10 миллионов фальсификаций. Среди них примерно четыре миллиона – у людей не было паспортов. Это недостаток со стороны правительства. Мы так и сказали, поэтому сейчас мы должны заниматься этим. Нам нужно полтора года, восемнадцать месяцев, чтобы оформить паспорта. Но это также зависит от народа.

Относительно двух лет – по конституции у нас объявляется чрезвычайное положение на год, и его можно продлить два раза по полгода по решению спецзаседания национального совета безопасности.

Есть еще одна проблема – по закону, принятому в 1982 году, о том, кто может стать гражданином Мьянмы, многие люди еще не получили гражданства, хотя это было предусмотрено. Если в этот период мы не оформим паспорта, то ответственность ляжет на нас. Поэтому мы тщательно должны все рассчитать, рассмотреть и выдать все паспорта. Для этого тоже нужно время. Мы не затягиваем специально, но это все из-за того, что мы выполняем необходимые меры для организации новых выборов.

– А сколько времени может занять расследование фальсификаций на прошлых выборах, если их счет идет на миллионы?

– На сегодняшний день 90% уже расследованы. Ориентировочно в последнюю неделю июля – первую неделю августа мы намерены провести пресс-конференцию, которая и станет финальным заявлением о нарушениях.

– После того как будут выполнены все процедуры, о которых вы сказали, все ли политические партии смогут принять участие в новых выборах?

– Абсолютно все политические партии могут участвовать в выборах в соответствии с правилами. Эти правила мы не меняем и не будем придумывать новые. Как было, так и останется. Если будут действовать по правилам, то смогут участвовать в выборах. Там два правила. Во-первых, правильное формирование политической партии. Если все зарегистрировано в соответствии с законом, то это уже половина дела. Во-вторых, это правильное участие в самих выборах. Если все правила соблюдены, то партии 100% готовы к следующим выборам.

– Как вы считаете, чем вызвана активизация протестных выступлений и даже локальных боестолкновений с армией, особенно на севере страны?

– Вначале были протесты. Их причина вам уже известна – из-за фальсификации выборов. После этого протесты перешли в стадию терроризма, и здесь уже другие причины играют роль. Во-первых, протестующие вызывают страх местного населения, чтобы люди занимались не своей обычной жизнью, а чтобы страна была неспокойна. Они вызывают страх. Во-вторых, они разрушают имидж нынешнего правительства на международной арене. Специально это делают в своих интересах.

Они сейчас используют самодельные бомбы, совершают террористические акты. И они ищут поддержку, чтобы стать "официальными террористами", ищут спонсоров. Это и есть основные причины.

Их окончательная цель – это официальное вмешательство других стран во внутренние дела нашего государства. Для того, чтобы другие страны вмешались, нужна нестабильная обстановка в стране, поэтому они очень сильно надеются, что будет полное неспокойствие. К этому они и стремятся, именно поэтому совершают террористические акты, чтобы найти спонсоров, которые смогут довести до полного неспокойствия в государстве.

А после они пригласят другие страны, чтобы вмешаться во внутренние дела нашего государства. Это и есть окончательная цель этих оппозиционеров.

Они ищут спонсоров с такими политическими взглядами, которые смогут обеспечить денежные средства для выполнения этих мер. А кто непосредственно совершает теракты, работают из-за денег. Это не какая-то политическая сила, просто они получают деньги. Но ими управляют люди, у которых есть политический интерес, они ищут деньги и спонсоров, чтобы потом заплатить. Они никогда сами не пойдут совершать теракты, они этого боятся.

– Какие шаги со стороны партнеров Мьянмы и в целом международного сообщества, на ваш взгляд, могли бы помочь стабилизировать ситуацию в стране?

– Прежде чем какая-либо страна решит помочь нам и поддержать в решении сложившейся ситуации, она должна понимать, во-первых, политическую культуру нашей страны, во-вторых, законодательство нашего государства, и в-третьих, историю страны. Если будет полное понимание этих трех вещей, как обстоят дела на самом деле, то другие страны могут нам помогать и поддерживать в решении данного вопроса.

Но на данный момент, многие основываются на недостоверных источниках информации. Откуда они берутся, и кто их создает, я уже говорил. Это делается специально, чтобы другие страны думали, что недостоверная информация – правда, и предъявляли свои требования о том, как и какие проблемы надо решать. То есть оказывать так называемую поддержку, основанную на недостоверной информации, – неправильно. Это получается вмешательство, а нам нужно сотрудничество.

На данный момент я нахожусь на территории Российской Федерации. Я занимался сотрудничеством с Россией очень интенсивно. У нас активное сотрудничество с Китаем. Мы не закрытая страна, мы никогда не будем закрываться. У нас все открыто, но перед тем как с нами работать нужно понять три вещи: культуру, историю и закон.

– Какой вклад Россия и Китай могут внести в стабилизацию ситуации вокруг Мьянмы?

– Есть сотрудничество, а поддержка выглядит как рассказывание правды. Россия пишет и рассказывает всему миру именно правду, именно то, что происходит в нашей стране. В Китае то же самое происходит. Это и есть поддержка. Мы не просим какой-то специальной поддержки, а просто просим, чтобы рассказывали правду»

Далее – обязательная идеологическая часть о «третьей волне ковида» и «беспрекословной вакцинации», что в целях сохранения психологического здоровья читателей от крайне заразной психологической инфекции, разносимой с помощью СМИ и социальных сетей, опускаю

Источник информации: https://ria.ru/20210628/myanma-1738863740.html


Вот так -- вполне открыто -- Россия и Китай -- те, с кем готова сотрудничать новая власть Мьянмы, а по сути -- взявшая в стране власть, отстранив после выборов гражданское правительство и президента, военная хунта, уж назвем явления своими именами

Но даже ЭТО, вызвав сначала информационную бурю на Евроатлантическом Западе, теперь... этим же самым Западом как бы подпризабыто

Где "военная хунта", что за "военная хунта", "ничего не слышали, вы о чем?"

Надеюсь, теперь-то хоть те, кто несколько месяцев назад интересовался, а почему я называю новую власть в Мьянме прокитайской, понимают, что она действительно... прокитайская

И пророссийская само собой, поскольку РФ -- главный геополитический партнер КНР на Евразийском Востоке

Минус еще одна страна с нефтью, газом и удобным логистически выходом для Китая напрямую в Индийский океан в лагере Евроатлантического Запада -- и плюс еще одна страна со всем перечисленным в лагере Евразийского Востока




Добавить в друзья


Tags: Геополитика, Гибридные войны
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment