hippy_end (hippy_end) wrote,
hippy_end
hippy_end

Categories:

"Нет, ну что называть тишиной. Автоматная очередь - это НЕ тишина. Это как доброе утро и спокойной..

Видео взято с американского ресурса Ютуб

Это -- видео об очередной поездке Тетяны Монтян с волонтером Андреем в очередной поселок Сигнальное самопровозглашенной ДНР на самом линии фронта -- буквально в 200 метрах

Вдобавок -- поселок, которого... нет на карте, а потому у жителей его в качестве официальных граждан... как бы и права по сравнению с другими в урезанном виде

Расшифровал большую часть для тех, кому сложно смотреть видео

Так что -- смотрите, слушайте и читайте -- рекомендую



Андрей: «Сегодня мы приехали в поселок Сигнальное. Этот поселок находится очень близко к линии фронта. Буквально сколько до линии фронта у вас тут?»

Женщина: «Двести метров»

Андрей: «Сколько здесь тишина?»

Хором: «Неделя»

Молодая женщина: «Нет, ну что называть тишиной. Автоматная очередь – это НЕ тишина. Это как доброе утро и спокойной ночи. Регулярно»

Женщина: «Люди пошли полоть, особенно там крайние улицы, стреляют снайпера. Вышел человек полоть, через две-три минуты он лежит, он уже бежит в хату, потому что… Страшно. Конечно страшно. Людям огород снайпера НЕ дают полоть»

Андрей: «Я помню, в прошлом году я здесь попал под обстрел, и тогда погиб мужчина»

Женщина: «Да. Сидилёв… Вот на тех же улицах людям НЕ дают сажать огороды. Там ложатся буквально через каждые 15-20 минут, ну пускай через час, один-два выстрела. Он лег, встал и пошел дальше огород сеять»

Андрей: «Здесь воды нету со времен, как закончился Советский Союз»

Женщина: «У меня ребенок родился в 97-м году. В 98-м году я в последний раз видела воду, как она капала с крана. У меня ребенку 24 года. Вот 23 года мы без воды! Вообще в кране ни у кого сейчас воды нет. В колодцах углубляем – уже по 18 метров. Огурцы в этом году поливать нечем. Нам хотя бы воду на огурцы. За колодцы я вообще молчу. За питьевую – 23 года питьевой воды у нас нет. Вообще ее нет»

Андрей: «Привозит пожарная машина сюда воду по воскресеньям»

Другая женщина: «И за это мы говорим спасибо, что она хотя бы есть»

Женщина: «Что она хотя бы какая-то есть»

Монтян: «А питьевую где берете?»

Женщина: «Вот с пожарки мы и пьем. Я с пожарки пью. Они предупреждают, что техническая. А вам решать: пить или стираться. Я пью. Я готовлю борщ на вот этой, что привозят с пожарки. У меня нет денег покупать по 2 рубля литр в магазине»

Бабушка: «По два пятьдесят!»

Женщина: «На борщи, на супы, на чаи… Ну мы говорим хоть за это спасибо. Что они возят. И не один год уже возят. Они возят уже лет пять по воскресеньям. Да, не всегда хорошая, и ржавая бывает, и вонючая бывает, но они ее возят. Они ее возят. Кто на машине прицеп, кто баклажечку, кто канистру, кто сколько смог, тот столько домой донес. Но она есть. Мы за это говорим спасибо.

Если бы этого не было, что бы мы делали? Дождь ждем, как бога. Дождь – это постираться, это покупаться, это город полить, хозяйство напоить»

Андрей: «Друзья, вот вы можете представить себе, что жители прифронтового поселка Сигнальное, центр Европы, ждут дождь помыться! Это дебилизм какой-то полный»

Женщина: «В 14-м году у нас началась война, в 14-15 году у нас вот эти все бабушки сидели без пенсии. Потому что делили, рвали эту страну долбанную. И когда подняли по документам – бабушки пенсию добивались, -- нам сказали: поселка Сигнального нет на карте. Нет на карте! Какие тут могут быть жители?

Это потом в процессе, потому что они стояли под сельскими советами, они отвоевали свою пенсию, так их тут 20 человек: выплатите нам, мы их заработали. Нет Сигнального на карте. Поэтому какой может быть водопровод, какой центр, блин, извините, чего-то? Нас тут вообще нет на карте!

А вы мне говорите: центр. Какой центр? Хотя бы на карту внесли, хоть бы пожалели. Нету тут нас.

Скажите, как можно? Мы были Марьинский район при Украине, хорошо. Сейчас мы Петровский район. У меня мужу 46 лет. Положено обменять там фотографию. Ему выдали ДНРовский паспорт. Простите, прописан – ему так прописку НЕ сделали Петровскую, мы же ж Петровский. У него прописка в ДНРовском паспорте Марьинского района! Это может быть? Это в паспорте может быть ДНР?!

А то выдают ДНРовский паспорт, а прописка украинская! Он теперь кто у меня, простите? Украинец или он ДНРовец?.. Нас на карте нет. А продать дом или купить землю – а у тебя в паспорте черт те что! Ты кто? Ты НЕ продашь, НЕ купить, ничего. Ты никто. Как вот это правительство выдает, блять, документы?

Вот всё, что у нас осталось, -- показывает на пришедших. – И пока дойдут руки, тут половины НЕ будет»

Андрей: «А сколько в вашем поселке вообще людей проживает?»

Другая женщина: «Больше 250 человек»

Андрей: «Мы знаем, что сюда очень часто прилетали снаряды. Здесь нету практически ни одного человека дома»

Молодая женщина: «У нас нету ни садика, ни школу здесь. Как можно ребенка отпустить в школу, когда по дороге летает?»

Женщина: «У меня вот, простите, стоит свекруха моя. Вот она стоит, свекруха, -- выводит за руку. – И, извините, простите, был тут и… Басурин был. Ей выбило в прошлом году в мае. И в этом году повыбивало все окна.

Все газеты ее видели, по телевизору, по интернету. Приехало в один день шесть инстанций! Т.е. независимых друг от друга. И ОБСЕ, и председатели, и журналисты, все поснимали, но хоть бы кто-то припер кусок клеенки, и сказали: бабушка, нате, забейте себе окно. Квадратного метра НЕ дали.

Забили как смогли. Раз забили, стекла какие-то поставили. Второй раз выбили. Вот свекрухе забили с деревни: кто клееночку дал, забить. Но мы ж тоже НЕ можем покупать без конца, без края.

Вот шесть этих инстанций сраных НЕ привезли метр клеенки. Забить бабушке окно. Зато наснимали, показали по всей стране. А толку от того, что вы ее показали?!»

Молодая женщина: «ОБСЕ раздала свои конфетки, мячики, браслетики, а они НЕ нужны»

Женщина: «Она блокнотом окно себе залепит?»

Молодая женщина: «Он у меня НЕ разговаривает. Вот, в этот магазин, -- показывает на магазин рядом. – Я вышла с ребенком. Нас вот так взяли и кинули в подвал. Я крикнула ребенку, у меня потекла юшка из ушей. Я истерически тут кричала. Останавливала все машины, кричала на всех командиров. Извините, не буду говорить, какие слова говорила, -- год назад в мае. – Что ж вы делаете?

Нам ответ: к нам летит, а нам ответку делать нельзя. Что ж тогда здесь стоят, охраняют? Для чего? А у меня ребенку три года в следующем месяце. И он у меня НЕ разговаривает. Испуг психический, моральный. Ребенок. Вот всё. Му-му, ме-ме. Никому ничего не надо»

Далее – у доме у молодой женщина Натальи с ребенком Сашей, которой Тетяна с Андреем привезли 25 тысяч на операцию – и Татеня сразу вцепилась в обалденного котенка, пока за ней встревожено следила с пола красивая кошка, вероятно, мама

Наталья: «Я надеюсь, что операцию я сделаю все-таки… Теперь есть с чем можно ехать, начало есть, с чем можно ехать узнавать теперь…»

Андрей, обещает переговорить со знакомыми врачами на предмет скидки: «Как вчера здесь было?»

Наталья: «Весело. Очень весело»

Андрей: «По шахте лупили?»

Наталья: «И по шахте, и в сторону рынка летело. Страшно было. Выстрел, шелест. Уже отвыкаем от этого. Совсем рядышком»

Андрей: «Буквально 200 метров террикон…»

Наталья кивает: «Совсем рядом всё»


Донбасс -- поселок Сигнальное -- 27 мая 2021 года




Добавить в друзья


Tags: Видео
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment