hippy_end (hippy_end) wrote,
hippy_end
hippy_end

Category:

"Бой настоящий! Сейчас постарались зайти в Шуши..." - уникальный фильм стримеров "Анна-Ньюс"

Видео взято с американского ресурса Ютуб

Это -- вышедший сегодня утром очередной уникальный фильм стримеров Профессионалов "Анна-Ньюс", названный ими "Последний бой за Шуши"

Только что наконец-то закончил его расшифровку для тех, кому сложно смотреть 20-минутное видео

Так что -- смотрите, слушайте, читайте -- очень рекомендую -- особенно заключительный эпизод с показательной солидарностью армянских бойцов после окончания войны с раненным азербайджанским солдатом, которого они выносят с места бойни его подразделения у дороги на Степанакерт, где их накрыли за два дня до этого минометами или "Градом" (?)



Радостно поющие патриотическую песню в автобусе, который везет их на фронт в Карабах, армянские солдаты

Титры: «В начале ноября сотни резервистов и добровольцев прибыли на фронт. ВС Азербайджана подошли вплотную к городу Шуши. Регулярные подразделения уже не могли самостоятельно остановить противника

Окрестности Шуши, 6 ноября. В 8 часов утра ВС Азербайджана начали штурм города»

Дорога в тумане

Стример Саша Харченко: «Спустился туман. Подходим к Шуши. И, видимо, азербайджанская армия предприняла попытку окончательно выдавить защитников этого города. Потому что начался плотный стрелковый бой. Сейчас идем ровно по направлению»

Боец: «Мы сейчас находимся всего в 200 метрах от места, где идут тяжелые бои, -- звуки стрелкового боя. – Дух боевой. Никто не сомневается в победе. Мы отстоим нашу высоту»

Титр: «6 ноября нам так и не удалось войти в город Шуши»

Титр: «Окрестности Шуши, 7 ноября»

Танкист: «Я не знаю. Кто-то уже пошел вперед»

Стример, за рулем машины: «Нету комментариев. Пытаемся в Шуши заехать. Встретили бронированную машину, встретили танки – они куда-то туда едут, -- побитая Скорая на обочине – звуки стрелкового боя – останавливаются. – Попали под огонь!» – быстро разворачивается и уносят колеса из зоны обстрела

Напарник: «Аккуратно, аккуратно, резкий» -- поворот

Разрывы, грохот выстрелов – треск очередей – стример у Скорой с пакетом первой помощи, видимо, кого-то перевязывал или помогал – мимо проезжает танк

Стример: «Бой настоящий! Сейчас постарались зайти в Шуши, но у нас это не получилось» -- дальше слова заглушают звуки войны

Напарник: «В машину!»

Еще один танк и Скорая проиезжают мимо от Шуши – стримеры быстро уезжают следом за ними

Стример, бойцам на дороге: «Русские, русские журналисты, -- напарнику. – Снимай, снимай, колесо пробито, -- у микроавтобуса Скорой (?) на обочине. – Шуши полностью под противником. Вот что я могу сказать. Танки не смогли сделать ничего. Зато теперь ясно. А, это танк сработал, -- на звук близкого выстрела – армянский танк ведет огонь с дороги – впереди на высоте столбы дыма от разрывов

Напарник, у бойца из группы на дороге: «Брат, это по вам сейчас ударили? Урадили по машине? – боец кивает. – Где произошло это?» -- боец оставляет вопрос без ответа, уходит

Титры: «АОНК пыталась отбить Шуши, но силы были неравны. Диверсионные группы азербайджанцев стали выходить на подступы к Степанакерту. На отдельных участках противник подошел на расстояние 3-4 км к городу. Местные власти объявили об эвакуации всего мирного населения столицы. Из Степанакерта вывезли практически всех, кто не участвовал в обороне города»

Кадры пустого города – седовласый мужчина молча глядит в объектив

Стример: «А как ситуация в городе вообще?»

Мужчина: «Здесь? Стабильная. Военные все здесь. Никто никуда не уходит. На всякий случай мирных эвакуируем»

Титр: «Одним из первых был эвакуирован гражданский госпиталь»

Врач (?), в госпитале: «Для безопасности, скажем так. Для безопасности работников мы эвакуировались в безопасное место»

Военный, водитель за рулем грузовичка: «Привет. Мы вообще не беспокоимся. Кто такие турки, чтобы они победили нас? Мы всегда победим!»

На пустой улице Степанакерта пасутся коровы, позвякивая колокольчиками – группы военных

Титры: «На фронт стали отправлять всех, кто мог держать в руках оружие. Военные стали оборудовать позиции на окраинах Степанакерта»

Передовая – звуки выстрелов

Стример Андрей Камыжикин: «Град?» -- бойцы в окопчике: «Смерч»

Титр: «Эта минометная батарея развернулась возле старого кладбища»

Седобородый боец: «Здесь воюем. Зачем? Для наших детей. Чтобы они жили нормально. Вот так сказать. Пятый. Они школы закончили, пришли в армию. Не надо было такой молодой состав, как можно сказать, губить. Грубо говоря»

Стример: «А можно сказать, что сейчас самое тяжелое время, потому что враг стоит под Степанакертом?»

Командир (?): «Да. Сейчас тяжело время. Но они почти около нас. Но мы достигнем своего. Уничтожим, как муравей»

Стример: «… ты воюешь?»

Молодой боец: «За родину»

Минометчики за работой

Титры: «Возле Шуши противник продвигался вперед. ВС Азербайджана атаковали последний холм, закрывавший дорогу в Степанакерт»

Боец: «Всё хорошо. Хорошо будет»

Щит у въезда в город: «Степанакерт»

Стример Саша Харченко: «Здесь был блокпост, который контролировал все машины, въезжающие в город. Но сейчас, поскольку город эвакуировался, и людей здесь нету. Они ушли, видимо, сегодня ночью. Поэтому скорее всего единственные, кого можно найти, это группа ополченцев вот на той горе, -- показывает. – Они последние, кто сдерживает натиск противника, который стремится войти в город со стороны Шуши»

В Степанакерте

Стример: «Сейчас встретили пожилого человека, у которого там, сверху, сражается сын. Он очень хочет туда подняться. Потому что знает, что по группе, где был его сын, был нанесен удар. И он еще не знает, что его сын уже погиб»

На Скорой выезжают в зону боев

Стример: «Поймали Скорую помощь, которая едет на передовую возле города Шуши. Дороги горные. Дороги крутые. Мчимся на полной скорости. Там сейчас был обстрел. Будем забирать раненых»

Военврач: «Сейчас броневик должен подойти к нам. Броневик привезет к нам. А мы отсюда возьмем, поедем дальше, в госпиталь военный»

Боец у танков: «Сейчас будем работать. Будем работать, всё будем делать так, как надо. Будет тактическая как бы подготовка здесь. Всё будет хорошо. Будем воевать. Что делать, -- улыбается. – Главное дух воина, -- отворачивается. – Всё. Остальное…»

С подкатившего броневика в Скорую переносят раненых – один на ногах, отбивается: «Отпустите меня. Отпустите!» -- уходит от Скорой

Кто-то: «Секунду, секунду, у нас еще раненый»

Уезжают

Титры: «Из-за тяжелых боев отец так и не смог найти своего сына. Пожилой человек остался на позициях, чтобы с утра пойти с разведчиками вперед» -- из Скорой забирают раненых у госпиталя

Титры: «Окрестности Шуши, 10 ноября. Ночью 10 ноября было объявлено о прекращении всех боевых действий»

Памятник у дороги – табличка: «Русским братьям, сражавшихся за свободу АРЦАХА Честь и Слава. 1992—1994»

Титры: «Многие солдаты так и не смогли понять, что же произошло»

Стример: «Как думаете, что произошло?»

Возрастной боец пожимает плечами, медлит с ответом, отворачивается: «Ни хрена не знаем»

Стример: «Вы готовы продолжать сражаться?»

Другой с сединой: «Если нужно, да. Все готовы. Всё нормально, ребята. Остальное – потом. Извиняемся»

Еще один седобородый: «Ну, это начало поражения. Без боя сдать, -- машет рукой с рожком к автомату в сторону Шуши. – Еще потребуют Суникский район. Тоже сдадим, скажем: зато живы, -- с горечью. – Крест там снимут они, -- показывает на гору на окраине Шуши. – Это не только мой крест, это и ваш, -- стримерам – качает головой, утирает слезы. – Тут каждый сантиметр важен. Каждый. Тут мы жили веками. Тысячелетиями. Просто так сдавать. Ничего, скоро это к вашим воротам придет»

[Вот только не останови Россия войну, и сколько еще этих важных «каждых сантиметров» было бы потеряно армянами на территории Нагорного Карабаха НЕ в «желании», а по грубому факту физического мира (?) – Надеюсь, когда эмоции схлынут, вспомнят, с чего все эти потери начались пару лет назад в ходе «армянской бархатной», и поймут, что виноваты в этом вовсе НЕ «русские», а их же армянские браться в Армении, по сути, предавшие – все те, кто осуществлял «армянскую бархатную цветную» -- армян Карабаха – Хиппи Энд]

Боец, борода уже с проглянувшей сединой: «Лично я потерял моего единственного брата. И нескольких моих боевых братьев. Когда ты теряешь территорию в конце войны, это все равно поражение. Но, зная, каким силам ты противостоял, лично мы всё это видели, мы в этом участвовали. Видели героизм наших пацанов. Наших молодых солдат 18-летних. Я не могу сказать, чтобы они проиграли. Может быть, мы проиграли войну, но эти парни ничего не проиграли»

Мужчина в военной форме, почти седой: «Я не военный, я гражданский человек»

Стример: «А почему сейчас идете в сторону передовой?»

Мужчина: «Сын мой водителем Скорой помощи был. Убили его. Посмотрим. Если удастся из оврага вытащить»

Навстречу несут на носилках под белым флагом раненого

Стример: «Вышли, да?»

Молодой боец, несущий носилки, улыбается

Дальше кадры с азербайджанским раненым, которого вынесли армяне, которые вы уже видели

Худощавый боец: «Не бойся. Я врач»

Голоса: «Ничего не бойся» -- «Пей, пей» -- «Ничего не будет, не переживай»

Врач: «Выпей, выпей. Вода выпей»

Бойцы: «Боится» -- «Боится, что мы его убьем. Запуганный»-- «Всё-всё-всё, брат» -- «С ним все нормально»

Раненого грузят в Скорую – бойцы с белым флагом над головой идут искать других на нейтралке

Стример: «Несмотря ни на что, на потери, на всё, армянские военнослужащие сейчас ему помогли»

Боец в гражданском: «Наши братья все там, -- показывает в сторону Шуши. – Мои знакомые там. Половина умерли, половина раненые. Мы не могли туда пойти, чтобы помогать. Не пускают они, стреляют, блин»

Другой боец у гряды оглядывается: «Да, подойди. Они живы! Живы!»

Раненый на земле

Боец: «Азери?»

Раненый: «Не-не… Азери»

Боец: «Азери»

Кто-то говорит ему по-азербайджански – раненого спускают вниз

Стример: «Принимай, принимай, снизу! – раненый стонет. – Снизу принимай» Упадет! Упадет» -- боец с раненым скользит по осыпи – падают – «Всё, всё»

Стример Саша Харченко оказывает раненому первую помощь: «Кость задета, -- на ноге – раненый стонет. – Подожди. Всё-всё-всё» -- накладывает жгут – рядом: «Терпи»

Стример: «Не волнуйся. Чтобы еще больше крови не потерял. Сейчас подожди, подожди» -- объясняет раненому.

Боец рядом: «Пусть покурит, потом, да. Пусть покурит…»

Стример: «Стоп. Готов? – раненый кивает. – Готов. Так, на счет три»

Боец рядом, раненому: «Руки убери!»

Другой убирает его руку: «Руки убери»

Стример: «Руки убери. Всё у тебя хорошо будет. Жить будешь. Ногу тебе сохраним» -- умело бинтует

Раненый: «О, май гат»

Стример: «Ничего, ничего. Терпи, терпи. Сейчас в госпитале тебе всё промоют. Потом поменяют. Домой отправят. Понимаешь?» -- похлопывает раненого по плечу

Рядом: «Ты хочешь домой?»

Стример: «Как зовут-то тебя?»

Рядом: «Имя как твое?»

Раненый: «Амир»

Стример: «Амир – это правитель значит. Всё хорошо у тебя будет, Амир»

Раненый говорит по-азербайджански и даже улыбается – потом увидите

Стример: «Не волнуйся. Здесь тебя точно никто не тронет»

Раненый говорит стримеру по-азербайджански: «…, брат?»

Стример, похлопывает его по плечу: «Всё будет хорошо. Сейчас мы тебя на носилки»

Раненый опять говорит по-азербайджански, смеется

Стример: «Ничё. Ты главное жив. Твоим друзьям не повезло совсем. Ты не теряй сознание, -- начинает бить его по щекам. – Не теряй сознание! Амир!Амир! Всё нормально, -- раненый открывает глаза. – Всё будет хорошо!»

Раненого несут на носилках – он стонет, держится за руку одного из несущих его бойцов армян – если помните репортаж Семена Пегова, этот раненый пролежал на нейтралке два дня без воды

Стример, идет рядом: «Всё нормально

Боец: «Сейчас тебе помогают»

Стример: «Эй, осторожно, стоп, кассета!» -- неразорвавшийся кассетный боеприпас у дороги

Боец идущим сзади: «Не трогать! Не трогать!»

Убитые у дороги

Стример: «И вот здесь произошел один из эпизодов трагедии. Вот как раз в этой машине Скорой помощи, которая лежит внизу, там трое погибших, один из которых является сыном вот того пожилого человека, которого мы встретили наверху. Он два дня пытался дойти и забрать своего сына»

Идут под белым флагом к лежащей под горой Скорой – выносят на носилках тела погибших

Титры: «С 10 ноября режим прекращения огня в целом соблюдается. В Нагорном Карабахе идет развертывание российского миротворческого контингента»

Солнце заходит за горы




Добавить в друзья


Tags: Война в Карабахе
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments