hippy_end (hippy_end) wrote,
hippy_end
hippy_end

Category:

"Но, честно сказать, армянских бойцов он чуть-чуть побаивался. А когда увидел, что подошел русский..

Видео взято с американского ресурса Ютуб

Только что закончил наконец расшифровку большого репортажа Семена Пегова, который сегодня целый день провел на нейтралке и на позициях отряда бойцов армии Карабаха между Степанакертом и Шушой

Так что -- рекомендую -- смотрите, слушайте и читайте -- это реально познавательно -- 10 ноября 2020 года



Армянские бойцы со стримером «Анна-Ньюс» (Харченко) эвакуируют с нейтралки пролежавшего там двое суток раненного азербайджанского солдата с армянскими документами – т.е. скорее всего, диверсанта, -- которого успел качественно перевязать стример

Голоса: «Доктор!» -- «Сейчас, сейчас, он заправляет»

Стример: Не, я его уже перемотал. Я его перемотал уже»

Кто-то: «Не бойся, не бойся, не бойся»

Пегов, встретивший группу у подножья холма: «Всё, грузите его, везите! Везите, везите в больницу!»

Раненому, который не пил два дня, дают воды – «Выпей»

Кто-то из бойцов показывает в кадр найденные у азербайджанского солдата документы: «Смотри, это бумага армянина. Вот так буду держать»

Грузят в Скорую

Пегов: «Выдвигаемся фактически на нейтральную полосу между Шушой и высотой, которая за моей спиной, где вышки. Ждем также естественно российскую колонну миротворцев. Сейчас фактически уже официально прекращения огня. Но периодически постреливают, в целом.

Когда спустился сюда, ниже, увидел, как несут раненого на носилках. Оказалось, что это боец азербайджанской армии. Несмотря на то, что у него, кстати, были документы армянские. Вот что любопытно. Т.е. это был фактически диверсант. Что примечательно, первую помощь ему оказал наш коллега, товарищ Саша Харченко из «Анна-Ньюс». Он сейчас, наверное, непосредственно расскажет, как всё было. Он туда уже ходил на нейтральную полосу. Видел, какая жесть там творится. Сейчас расскажет, пока я иду, добираюсь дотуда»

Стример Саша Харченко: «Ну, все ж знают, что сейчас уже объявили об окончании войны. Перемирие. Значит нужно выносить тела. Раненых, убитых. И там впереди, -- показывает за спину, -- возле танка, там, говорят, перевернутая Скорая, и внутри этой Скорой лежит тело одного армянского бойца. Вот мы здесь нашли его родственников, здесь его отец – вот здесь вот стоит, -- показывает. – Ну, вот потом покажешь. Да, говорят: три тела, -- и, собственно группа пошла для того, чтобы забрать.

Впереди был белый флаг, чтобы не стреляли. И, когда они шли туда, получается, на нейтралку, они увидели достаточно большую группу азербайджанцев, которую накрыло то ли «Смерчем», то ли еще. Т.е. там руки, ноги отдельно, головы. И вот среди этих азербайджанцев сначала нашли одного раненного.

Т.е. у него было ранение где-то в район поясницы, позвоночника, и его начали вытаскивать оттуда. Мы немного опоздали на это. Уцепились за группой, которая пошла опять же за Скорой помощью, -- показывает за спину. – И по дороге на горе нашли еще одного, т.е. второго азербайджанского бойца. Отсюда недалеко, -- показывает, -- 200 метров. Но смысл в чем. Началась перестрелка. Почему-то со стороны Шуши стали сюда работать.

Т.е. мы еще думали: идти, не идти, -- потому что действительно опасно было. Но приняли решение, что если увидят белый флаг, скорее всего, стрелять не будут. Вышли за поворот. Подошли к этому раненому. Сначала он конечно думал, что с ним сделают что-то плохое. Ну, понятное дело, война, нравы жестокие очень. Ну, он сопротивлялся. Т.е. он не давал к себе подойти. Т.е. там кричал, руками пытался отбиваться.

Ну, его спустили вниз. Потому что это небезопасно, там, на таком холме располагаться. Там со всех сторон могут простреливать. Его спустили с холма вниз. Ну, ему уже объяснили, что с ним ничего плохого не будет. И то, что достали нож, это вовсе не для того, чтобы перерезать горло, а для того, чтобы разрезать ему штаны, -- ранение в ногу, которую перебило. – Тогда он более-менее успокоился.

Но, честно сказать, армянских бойцов он чуть-чуть побаивался. А когда увидел, что подошел русский, -- показывает на себя, -- то он немного успокоился, -- вот она вся суть-то. – Ему дали закурить. И всё, собственно»

Пегов: «Ну, ты наложил жгут, я так понимаю»

Стример: «Да. Жгут. Потом давящую повязку. Т.е. остановили кровь. Ну, ранение у него не совсем серьезное, у него перебита кость, у него кровопотеря, но не очень большая, НЕ критическая. Вообще он говорит, что он в этой местности пять дней уже воюет чуть ли там не без воды, без еды. Т.е. им достаточно тяжело там. Но это из того, что я понял. Потому что он очень плохо говорит по-русски, буквально несколько слов.

Ну, и насколько я понял, он лежит там уже два дня. И то, что он до сих пор в сознании после такого ранения – это большая удача. Ну, счас его повезут в госпиталь. Всё»

Пегов: «Фактически сейчас нахожусь на нейтральной полосе. За моей спиной разгромленный, жестко разгромленный, скажу прямо, отряд азербайджанский. Который пытался спуститься из Шуши, -- гул двух бахов. – Вот все-таки какие-то выстрелы есть до сих пор. Вы слышите. Не могу сказать точно, куда, но очевидно кто-то все равно нервничает и не соблюдает режим прекращения огня.

Что касается этой группы, она пыталась по дорогу уже спуститься непосредственно к городу Степанакерту, и была обнаружена сначала разведчиками, а потом остановлена артиллерией. Зрелище, конечно, жуткое абсолютно. Непонятно, почему азербайджанцы, если они так хорошо контролируют Шушу, не могут сюда спуститься их забрать. В итоге раненых, которые здесь двое суток находились, выносили уже армянские военные… Спускали их вниз, оказывали им медицинскую помощь. И справедливости ради я должен отметить обращались с ними действительно гуманно.

Ждем российскую колонну…»

Съемки убитых на нейтралке у дороги – вот эту бойню Россия и остановила

Пегов: «Их группа пыталась в Степанакерт прорваться?»

Боец: «Да. Там, я говорю, больше 150 человек было. Когда это, наши минометы стрелял там, они хотели через так, -- показывает, -- спускаться туда. К нам. И в Степанакерт. Мы их заметили и начали. Стрелок пошел, короче. После этого мы слышали, что там кричит, орет. Мы думали армяне. Потом, когда я приехал, видел, что это от них. И помогли, принесли вниз. А вот второго, -- кивает на холм, -- я не видел. Первого я видел»

Армянский репортер на фоне группы бойцов: «Меня зовут Кристина Балоян. 45 дней каждое утро я писала: доброе утро, люди, доброе утро, мир. И доброе утро, друзья. К сожалению, я сегодня этого сказать не могу, потому что оно совсем недоброе, -- вот и разница между ухоженной репортершей и теми, кто в каше на передовой или по подвалам в бомбоубежищах. – Оно солнечное. Оно красивое. Рядом со мной столько героев. Настоящих, истинных героев. Но я не могу сказать, что это утро доброе. Потому что нас предали»

[Ну да, пару лет назад, когда вы там в Ереване, и с тобой, вполне может быть, в том числе, устроили проштатовскую и антироссийскую по факту «цветную революцию», все, кто в ней участвовал, по факту и предали жителей Нагорного Карабаха и тех добровольцев, которые приехали на войну их защищать. Но она ведь вовсе НЕ это имеет в виду (?) – Хиппи Энд]

Пегов: «Поднялись чуть выше. Вот, видим, что начали они оборудовать позиции и окапываться уже по одному из флангов, -- это уже между Шуши и Степанакертом. – Левее Шуши получается. Чтобы непосредственно выдвигаться на Степанакерт. Я имею в виду вооруженные силы Азербайджана, их группы. Пытались сделать укрытия во время обстрела жесткого. Но пройти и спуститься к Степанакерту им все-таки не дали.

Стример: «Чё, Саня, возвращаемся, или наверх идет?»

Чей-то: «Брат, брат, сюда, брат!. Иди сюда»

Пегов: «Счас, счас. Тюрьму сниму» -- снимает белое здание тюрьмы Шуши с увеличением

Пегов: «Отмечу, конечно, что находиться здесь не очень безопасно. Нервишки могут у кого-то пошаливать. Периодически редкие выстрелы какие-то снайпера слышны. Так что будем с полосы этой нейтральной по факту выдвигаться чуть подальше.

Интересно, как будет организован выход тех ребят, которые остались в Шуши и НЕ имеют доступа к дороге. И дорога эта вот чуть дальше перекрыта ВС Азербайджана. Видимо, они должны в какой-то момент по приказу пропустить российскую колонну. Ждем ее достаточно долго уже. На данный момент уже часов пять, как они пересекли границу Нагорного Карабаха и Армении в том виде, в каком она была на сегодняшний день. В принципе, должны были давно уже подойти к Шуши. Поэтому ждем. Ждем»

Внизу группа бойцов армян под белым флагом – вероятно, идут с нейтралки – Пегов снимает с увеличением район церкви на окраине Шуши, который занимают бойцы армии Арцаха

Пегов: «Колонна российских миротворцев должна прийти по той дороге, которую вы видите за моей спиной. Удалось с помощью хорошей техники… поснимать ребят армянских, которых по-прежнему внутри Шуши, в отдельных ее кварталах, да, на окраинах, но тем не менее…

Естественно русские миротворцы не сообщают никакого графика своего передвижения. Для наших военных это абсолютно нормально. И точное время прибытия их неизвестно.

Хочу еще несколько слов сказать вот о тех ребятах, которые за моей спиной. Это тот батальон, который оборонял эту высоту и не дал фактически взять Степанакерт. Предлагаю послушать одного из бойцов, который расскажет, что они здесь пережили в последние дни и как обороняли Степанакерт, потому что… отдельные группы ВС Азербайджана помимо Шуши пытались проникнуть и в Степанакерт. А ребята держали здесь несколько суток жесткую оборону»

Военный лет пятидесяти: в окружении бойцов «Это мобилизационное подразделение. Мы находимся прямо под Шуши. Нас сюда привезли, мы здесь стояли и отстояли. Вот Степанакерт, что счас стоит, -- показывает взглядом, – этот город отстояли эти ребята своей плотью и кровью. Они все здесь, которые сейчас стоят, они все герои. Все»

Пегов: «Они пытались прорваться в Степанакерт?»

Военный: «Ну, они пытались прорваться примерно бригадой.  А тут сражалось всего лишь триста человек. Триста с чем-то или четыреста максимум. И они это отстояли всё, -- кивает вокруг. – Без авиации, без… Вот с чем они сражались. Вот, смотрите»

Боец: «Вот этим» -- показывает автомат

Военный: «Это герои все, брат. Герои. Мы переименовали все эту гору. Вот это гора Аветис. Она будет называться после этого гора Аветис. Ну, хотя бы для нас это будет так называться»

Пегов: «Как это переводится?»

Военный: «Аветис…»

Рядом: «Предвестник. Вестник»

Военный: «Хорошая весть как бы… Левон меня зовут, -- на вопрос о фамилии, если не секрет. – Не, какой… Пайтян моя фамилия. Семья у меня большая. Тут все семья, брат»

Пегов: «Скоро уже будет темнеть. Вот, кстати, были несколько выстрелов вдалеке. И такие какие-то одиночные, редкие перестрелки все-таки на протяжении дня здесь слышались. Этот день я провел фактически полностью на этой высоте. Сейчас дальше оставаться здесь в темноте смысла особого не имеет... Тем не менее, я слышу отчетливо сейчас… в Шуши, в городе шум техники. Возможно, это действительно и часть российского контингента там уже размещает какие-то свои отдельные командные пункты и разворачивает полевой лагерь. А возможно, это техника, которая заходит со стороны ВС Азербайджана, чтобы закрепить свое положение там»


Нагорный Карабах -- в двух километрах от Шуши между Шуши и Степанакертом -- 10 ноября 2020 года


Ну и если еще не читали сегодняшние посты с наивными наблюдениями Хиппи Энда о Блицкриге Путина в Закавказье и возможности для Пашиняна остаться надолго в качестве "друга Никола" по примеру "друга Реджепа", то вот их адреса:
https://hippy-end.livejournal.com/3789253.html
https://hippy-end.livejournal.com/3789693.html
https://hippy-end.livejournal.com/3790167.html




Добавить в друзья


Tags: Война в Карабахе
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment