hippy_end (hippy_end) wrote,
hippy_end
hippy_end

Category:

"Я только знаю, что завтра два племянника буду похоронить. Мне что придется чувствовать? Вот всё..."

Все видео взяты с американского ресурса Ютуб

Свежий репортаж Семена Пегова из утреннего Степанакерта -- 7 ноября 2020 года -- далее -- новые репортажи из Степанакерта и Армении о жизни беженцев из Нагорного Карабаха -- расшифровал, но лучше -- посмотрите



Пегов: «Всем привет из утреннего Степанакерта. Ночь, как и предыдущие здесь, прошла бурно, выражаясь образным языком. Противник, ВС Азербайджана, вел интенсивный обстрел города из РСЗО «Град». Чуть позже узнаем, какие были разрушения.

Накануне, напомню, с десяток домов были повреждены. Три из них достаточно серьезно разрушены. Остальные в меньшей степени. Тем не менее, факт остается фактом.

Иногда доносились ночью и звуки пулеметов. Это в горах в районе Шуши идет зачистка диверсионных групп, который фактически в ежедневном режиме пытаются проникнуть в город. Просачивались накануне три группы. Две из них были уничтожены уже ближе к ночи. Третью дозачищали. Бои продолжались в окрестностях Шуши ближе к Адскому ущелью фактически на протяжении всей ночи. К утру стало потише

Важно отметить, что артиллерия азербайджанская, которая работала по городу ночью, она находится на довольно приличном расстоянии, свыше 20 км. Ничего тяжелого протащить по Адскому ущелью, как здесь его уже окрестили, ВС Азербайджана не удалось. Возможно, какие-то легкие минометы, которые можно было на бронированных джипах завезти. И легкие минометы, которые спецназовцы могли принести на себе. Это вооружение да, есть. Оно работает в основном по Шуши. Но тяжелую технику подогнать к городу ВС Азербайджана НЕ удалось»

Репортаж АР о результатах обстрела Степанакерта в ночь на 6 ноября -- опубликовано 7 ноября 2020 года



Седовласый местный житель у разрушенного дома: «Я только знаю, что завтра два племянника буду похоронить. Мне что придется чувствовать? Вот всё чувство мое, брат»

Гробы – носилки – разрушенные дома – опрокинутый горшок с «денежным деревом» на полу, запорошенный серой пылью

Пожилой житель: «Наверное, минометный снаряд попал. И вот так – полдома нету, -- показывает -- вое сирена воздушной тревоги, но мужчины не реагируют. – Это называется: не бьют по гражданским населениям» -- идет, хрустя обломками – вой сирены

И в завершении -- репортаж о жизни беженцев из Нагорного Карабаха в Армении -- 6 ноября 2020 года



Семилетняя девочка из семьи беженцев из Нагорного Карабаха рассказывает

Инесса: «Мы в машине – мама плакала, все плакали. Потом я не знала, почему? Я спросила у мамы просто. Мама сказала, что я от папы переживаю, поэтому»

Вопрос: «А папа, звоните папе?»

Инесса: «Нет. Уже десять дней он не звонит нам. Я не знаю, почему. Но один друг когда-то позвонил, папин друг, и сказал, что с ним всё хорошо. Если что-то вам не нравится, скажите мне, я вашему мужу скажу. Вот так мама сказала»

За кадром: «Вся их большая семья выехала из Степанакерта и живет в этом санатории. Восемь человек, три поколения. Инессе – семь. В первом классе она успела пробыть две недели. Рассказывает: вместе с мамой, сестрой и двухлетним братом уехали из Степанакерта в первые дни войны»

Инесса: «А если бы мы десять минут назад очень долго вышли, там бы уже в нашу машину взрыв был. Потому что потом мы увидели, как взрыв был. А мы немножко отошли. Вот здесь был взрыв, -- показывает рядом на землю, -- а мы вон там были, -- показывает рядом с санаторием. – Поэтому и вот так случилось»

За кадром: «Свои дома в Нагорном Карабахе оставили около 90 тысяч человек. Больше половины уехали в Армению… Санаторий Бужакан в часе езды от Еревана. Торник Аветисян – единственный человек из персонала. Он показывает пустые комнаты. Из мебели – только кровати с пружинной сеткой. Сейчас главное придумать, как утеплиться на зиму. Газа и отопления здесь нет.

Большинству беженцев придется остаться в Армении до весны. Даже если война закончится, дома многих из них разрушены»

Рузана, жительница села Магавуз: «Сначала конечно мы не хотели выехать из деревни. Хотели остаться. Но потом мы убедились, что это будет опасно для нашей жизни. Снаряды стали падать. Самолеты стали бомбить. Слышали разные ужасные звуки, взрывы и т.д.

Сначала мы семь дней жили в лесу. Надеялись, что скоро вернемся, скоро все это закончится. Вернемся в село. Но увы, продолжалось все это»

За кадром: «Помогает в основном НЕ государство, а сочувствующие. 90% беженцев поселились в частных квартирах. Причем, зачастую у незнакомых им до войны людей. Это Ереван. На двух этажах кухни небольшого ресторана трудятся около 20 карабахских женщин. Они делают лепешки для продажи в местных магазинах. Беженцам нужна работа. И это – выход из ситуации.

Карабахские женщины молчаливы, многие недоверчивы. Другие стесняются своего положения. Их истории очень похожи друг на друга. Семьи как правило многодетные. И почти у всех на фронте родные.

Крики детей, -- на пороге гостиницы в Горисе с плакатиками, обращенными к… Европе, -- заглушают несколько далеких взрывов. В гостинице гаснет свет. Но поскольку еще светло, на это мало кто обращает внимание. Горис – первый крупный город на выезде из Нагорного Карабаха. Поэтому он принял у себя несколько тысяч беженцев. Из окон верхних этажей, выходящих на юг, видно, как горят леса. До зоны боев в этом направлении менее 10 километров»


Нагорный Карабах -- Степанакерт -- Армения -- Горис -- Ереван -- 6--7 ноября 2020 года


Продолжение с новым репортажем стримеров "Анна-Ньюс" и только что появившимся репортажем Семена Пегова с позиции карабахских самоходок "Гвоздика", ведущих огонь по Адскому ущелью, с расшифровками -- смотрите в:
https://hippy-end.livejournal.com/3783519.html




Добавить в друзья


Tags: Война в Карабахе
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment