hippy_end (hippy_end) wrote,
hippy_end
hippy_end

Category:

"Даже раненные были, у которых вот иглы в головах. И в теле были иглы... Я врач, я сам видел..."

Видео взято с американского ресурса Ютуб

И пока существенных новостей нет, наконец-то ставлю расшифрованный еще три дня назад большой репортаж британского репортера Патрика Ланкастера из прифронтового Мартакерта после того, как азербайджанцы нанесли в середине октября авиаудар по городскому госпиталю – опубликовано 31 октября 2020 года



На пути в город

Чей-то: «Видите, там поднимается дым. А мы только что приехали оттуда»

Патрик: «Можете сказать, что это мы слышим?»

Дедушка: «Бомбят»

Патрик: «Откуда?»

Дедушка: «Из Азербайджана» -- показывает

Патрик: «Почему они стреляют?»

Дедушка: «Стреляют убивать нас»

Патрик: «Почему война здесь сейчас?»

Дедушка: «Потому что Азербайджан хочет уничтожить нас. Второй геноцид хочет сделать. Как Турция делали первый геноцид»

Патрик: «Где мы находимся сейчас?»

Дедушка: «Не понял. Нихт ферштейн»

Патрик: «Где это?»

Дедушка: «Это не азербайджанская земля. Это армянская земля. Нагорного Карабаха»

Далее на английском описывает ситуацию – есть русские титры

Пригород в трех километрах от Мартакерта – далее уже едут в машине – «Дорога неспокойная» -- остановка из-за беспилотника

Снова едут в микроавтобусе прессы – останавливаются у госпиталя Мартакерта, по которому был нанесен удар азербайджанской армией – сгоревшие машины – снова стреляют – Патрик предпочитает залечь, хотя другие стримеры рядом продолжают снимать -- встает

Врач в военной форме: «Бросили, потому что, если люди вышли бы помочь, всех убили»

Вопрос: «Кто-то здесь погиб уже?»

Врач: «Тут были и раненные, и убитые. Это наши, -- на очередной бах. – Это ничего»

Вопрос: «Это вчера было?»

Врач: «Они били несколько дней. Вчера уже добились своего. Там, -- показывает на корпус, -- три операции были в это время тут. Вот это возле, -- показывает на большую воронку. – Вот это дома наших врачей, которые тут были. И там тоже упало»

Кто-то: «Всё, что осталось от машин врачей и от машин Скорой помощи» -- сгоревшие остовы

Врач: «Это люди ,которые помогают, пришли помочь, чтобы…»

Патрик: 2И гражданские здесь есть?»

Врач: «Да, да. Я тоже гражданский. Я врач. Пришел помочь. С 28-го тут уже, -- заходят в здание госпиталя. – Вот, это вещи раненных. Тут всё волной» -- взрывной

Вопрос: «Раненные здесь есть?»

Врач: «Раненные – вот наш друг тоже раненный вчера.  Брата его оперировали уже. Он хорошо что уже, отдыхает просто, -- на кровати в коридоре. – Он, как сказать, пришел помочь. Доброволец, да. И получил ранение. Тут две ранения осколочные, -- на голове под повязкой, -- И еще вот ноги»

Вопрос: «А контузия есть?»

Врач: «Да. Контузия тоже была. А остальных раненных уже эвакуировали. Вот тут операционная. Тут было три операции. Вот здесь раненных помогли, вот всё в этой комнате, -- показывает, светя фонариком. – И там была операция, - - Патрику. – Тут оперировали, когда нас бомбили, -- о раненном. – Они стояли там, возле КПП, и бомбили. Вот так пойдем, -- ведет дальше – снаружи. – Прямо вот тут не могли попадать, -- закрыто холмом. – Вот эта горка, ну, как это сказать, блокировал. Вот еще одна наша Скорая, -- поврежденная обстрелом. – Там дома врачей. Там тоже»

Вопрос: «Врачи живут сейчас там?»

Врач: «Нет, Уже вышли, эвакуировали»

Вопрос: «Раненные там есть какие-то?»

Врач: «Сейчас нет. Но там вот, -- показывает, -- в разрушении всё. Там тоже снаряды упали. Наверно хотели всех уничтожить. Но не получилось. Сейчас просто быстро снаряды где упали, покажу. Вот, одна сюда попала, -- показывает. – Это бомба. Ну, не знаю, что за бомба. Они всякие бомбы используют, -- большая воронка. – Вот сюда упала. Вчера это. Это вчера… Они бьют сюда, сюда, везде бьют уже.

Даже раненные были, у которых вот иглы в головах, -- показывает. --  В теле были иглы. Это, ну, мы называем шрап. Это нельзя использовать. Это оружие массового уничтожения. Я врач, я сам видел. Тут у нас и рентген есть. И вот эти иглы есть, которые мы вытаскивали из раненных. И плюс шариковые бомбы самолеты разбросают тут. У раненных – шарики, ну, как шарики подшипников, -- показывает. – Вот такие шарики вытаскиваем мы из раненных.

Ну, такие бомбы есть, которые нельзя использовать. Но они уже, как только война началась, они начали это использовать. Поэтому у нас раненные, когда привезут, оперируют наши врачи, вытаскивают вот это иглы. Шарики, иглы, всё. Вот. Там видишь уже, ну, как сказать, рана небольшая, маленькая дырка, -- показывает пальцами, -- а в рентгене уже там иглы»

Патрик: «Когда бомбили, вы здесь были?»

Врач: «Да, мы все здесь были»

Вопрос: «А сколько людей?»

Врач: «Много. Я не могу точно сказать цифру, потому что…»

Патрик отводит камеру, и звук уходит

Врач: «Это дома врачей были» -- тоже повреждены

Патрик: «Сколько раз каждый день Азерб стреляет здесь?»

Врач: «На госпиталь? Много, я не могу считать. Мы всегда ожидаем, вот в любое время может всё взорвать тут.  Потому что и авиация у них бомбежку делают тут. И «Грады», артиллерия тут работает. Ну, не знаю, как они думают, но на госпиталь всегда бывает это»

Вопрос: «Скажите они превосходят по оружию армию?»

Врач: «Они ни в чем не превосходят нас. Мы просто их уничтожим, если они так будут продолжать, -- вот такая неадекватность была еще в середине октября, когда шла эта съемка. – Вот наши ребята просто уничтожат их. Нам ничего не страшно. Просто вот это их действия – это не по-человечески. Нельзя вот эти оружия, которые нельзя использовать, нельзя просто»

Кто-то: «Я из Эстонии. Чтобы вы передали жителям Эстонии в такой ситуации?»

Врач: «Держите свою страну. Мы держим свою… Это машина, -- побитая Скорая. – Скорая помощь вот попала под бомбежку»

Вопрос: «В ней был кто-то в этот момент?»

Врач: «Нет. Вот там были, где машине, которые взорвались, -- показывает. – Вот там рядом были люди. Они раненных вытаскивали. Им ничего, как это сказать, не интересно, они и вас могут бить тут. Вот, деревню тоже бомбили там, -- показывает. – Вчера два дома сгорело. Нет, я гражданский врач, но в этой деревне живу. Я тут родился, вырос. Вот это моя машина. Я на машине, как только началось, я из Еревана пришел помочь. Сейчас ждем, что вот машины должны прийти, чтобы, ну, аппаратуру эвакуировать»

У входа военный показывает осколок:

Кто-то: «Вот такая железка летит… и сносит всё на своем пути»

Патрик: «А что это?»

Военный: «Осколка»

Патрик: «И когда это?»

Военный: «Вчера… Вчера прилетело… Там было»

Вопрос: «Это когда самолет прилетал?»

Военный: «Да»

Вопрос: «Т.е. это осколок авиабомбы?»

Военный: «Да, конечно»

Патрик заканчивает репортаж у сгоревших машин


Нагорный Карабах -- госпиталь Мартакерта -- середина октября -- опубликовано 31 октября 2020 года




Добавить в друзья


Tags: Видео, Война в Карабахе
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments