hippy_end (hippy_end) wrote,
hippy_end
hippy_end

Categories:

Полная дословная расшифровка общения Лукашенко у завода МЗКТ в Минске - очень рекомендую

Оба видео взяты с американского ресурса Ютуб

Уфф, всего-то четыре часика напряженной работы -- плечи конкретно болят -- и почти 36 минут на двух видео общения Лукашенко с рабочими и "всеми желающими от майдана" у здания завода МЗКТ в Минске -- вуаля, и так же, как выступление Лукашенко на митинге накануне, вероятно, единственная в сети (ибо кто ж еще будет за просто так вкладывать четыре часа интенсивного времени в довольно тяжелое занятие -- расшифровывать видео с порою многоголосьем)

А еще интересно -- вот этот пост редактора ЖЖ тоже сразу отправят подальше от "лишних глаз" в "Другое", как сделали это вчера с единственной, наверное, в сети, полной и дословной расшифровкой выступления Лукашенко на митинге у Дома правительства (?)

В общем -- очень рекомендую посмотреть это получасовое видео или прочесть расшифровку ниже

А начинаю с короткого видео "от майдана:



Группа людей, хором: «Уходи! Уходи!» -- вот только это с высокой вероятностью ни хрена НЕ "работники МКЗТ" -- что, мне кажется, будет достаточно ясно из следующего получасового видео общения Лукашенко с реальными работниками МКЗТ

Лукашенко: «Спасибо. Отвечаю вам на этот вопрос. Можете еще покричать»

У здания завода – на улице (!) – явно НЕ работники завода, а всё те же майданные протестующие, которых на этот раз собрали здесь – скандируют: «Уходи!»

И далее -- получасовое видео реального общения Лукашенко у завода -- расшифровывать начинаю с того момента, когда начинается хороший звук -- потому что в начале звук никакой -- и, пожалуйста, постарайтесь прочитать -- очень рекомендую -- чтобы понять: "беломайдану конец" -- на 99,999...%

Ну а еще -- почему мой очень давний Френд из Сибири назвал Лукашенко "последним римлянином"



Виктор: «Виктор меня зовут, зам. начальника цеха. Никто же НЕ хотел кровопролитных перемен. Народ просто хотел, чтобы выборы прошли честно, были допущены все наблюдатели, которые хотели поучаствовать, посмотреть, и всё. Почему НЕ допускали наблюдателей? У меня друг, мой, он с высшим образованием, собирал подписи. Но его НЕ пустили в наблюдатели. Почему?»

Лукашенко: «Отвечаю, Виктор, на твой вопрос. Много можно задать вопросов «почему». И по насилию, и по наблюдателям, и по подсчету и прочее. Много можно задать. Но это – один, два, три вопроса. Есть и другие вопросы. Скажи при этом: что является критерием для того, чтобы ответить на этот вопрос? Закон. По закону всё предусмотрено. Скажи, пожалуйста, какую норму закона и Конституции нарушены?»

Виктор: «То, что НЕ допущены…»

Лукашенко: «Нет, ты пункт назови: он  нарушен или нет? Нет! А почему ты этот вопрос задаешь? Потому что, ну он бытует, я не хочу сказать, что тебе в голову вбили его, -- он бытует в народе. Как и бытует у меня вопрос: ребята,  послушайте только, ребята,  у меня вопрос. Скажите, ну вот ты же тоже человек образованный. Скажи, пожалуйста, как можно фальсифицировать 80% голосов? – гул недовольства от «группы» -- Я ж попросил помолчать»

Виктор: «Целый день 9 числа стояли очереди по 700--800 человек  Это шли голосовать люди. Какая явка 40% предварительно?»

Лукашенко: «У тебя есть факты, что НЕ было? Ты увидел толпу. Минуту. У нас голосовали в Минске 35% досрочно. А сколько всего избирателей? В Минске?»

Чей-то: «Миллион шестьсот»

Лукашенко: «Уточните точно. Больше миллиона. Так? Проголосовало 350 тысяч.  Миллион двести, вот. Вы понимаете, какая толпа осталась? Она и шла голосовать, -- гул недовольства. – Ты пойми, ведь… Пойми… Проголосовали? Спасибо.  Я думаю, что на улице мы с вами вряд ли договоримся. Поэтому давайте вы…»

Виктор: «Надо садиться за стол переговоров» -- ой, а он правда, только зам. начальника цеха (?)

Лукашенко: «Нет. Завтра я с тобой… С народом, с десятью миллионами? Завтра я с тобой, или мои люди, которым я поручу, с тобой готовы вести обстоятельный разговор за столом. За столом, да»

Из группы: «А с коллективом!»

Лукашенко: «А с коллективом я уже поговорил сегодня. Я вижу, как вы настроены говорить с президентом. Еще раз повторяю, чтобы вас НЕ держать на жаре. НЕ обижайтесь на меня, но меня вы на колени НЕ поставите. И НЕ делайте, чтобы было хуже – прежде всего вам и вашим семьям. Вы это ощутите через неделю, когда вы устроите бардак на предприятии.

Подумайте над тем, что я сегодня вам говорю, и то, что я сказал вчера. Я же вижу вот тут: ура, ура, мы… Слушайте, я был директором и был обычным человеком. И я знаю, как это всё делалось в середине девяностых. Этого в нашей стране НЕ будет. Спасибо вам…

Конституция новая нужна. Слушайте, два варианта мне предложили, и их ответ: потому что они мало отличаются от этой. Идет работа над этим вариантом. Вот Виктор приходил от вас с высшим образованием и ты, допустим, грамотный юрист. Приходите, садитесь, и работаем над Конституцией. Выносим на референдум. Принимаем конституцию И я вам свои полномочия по Конституции предам! Но НЕ под давлением и НЕ через улицу. Запомни. Я этого НЕ потерплю!

НЕ потому что я сегодня, как вы там пишете: богатый. Миллион в Москве. У меня в Москве, это самое, жилье. Заберите мое богатство и жилье, если вы его знаете. Но НЕ вбрасывайте фейки.

Понимаете, я у вас ничего НЕ взял. И я сегодня, слушайте, я четверть века у власти. Сколько можно. Конечно я когда-то уйду. Или через год или через два. Это зависит от вас. Но ты прав – нельзя эту Конституцию отдавать непонятно кому. Потому что будет беда. Я этого больше всего боюсь.

Понимаешь? Да, я же НЕ святой. Я не святой. Вы знаете мою жесткость. Вы знаете, что если бы не было жесткости – не было бы страны. Вы знаете. Но вызнаете, на что я пойду, на что – нет. Вы точно знаете, что я ваших детей НЕ обижу, и страну никому НЕ отдам. Это главное.

Послушайте, я сейчас закончу. Это вы знаете. Но если мы отдадим. Вот тут один подходил ко мне, тут, знаете, уже так настроенный. Да. Вот он подходил ко мне – и вот, давай. Ну а если еще похлеще некоторые, которых я знаю. Послушайте…»

Мужской: «Когда замените?»

Лукашенко: «Когда? Когда мы с вами сядем и выработаем новую Конституцию. Сразу же внесем»

Мужской: «Вот такой вопрос. Вот эти люди, которые НЕ согласны. Их много. По Минску миллион 200 тысяч избирателей. По официальным цифрам ЦИКа ЗА президента проголосовало около 500 тысяч. Ну это грубо округляю»

Лукашенко: «По данным ЦИКа сколько в Минске?»

Мужской: «Просто явка была маленькая в Минске – около 70-ти»

Женский: «65%»

Лукашенко: «65%»

Мужской: «От принявших. Принимало меньше. .Около 700 тысяч человек НЕ проголосовали за других кандидатов, они просто НЕ поддержали вас»

[Блин, они что, сами НЕ понимают, какие они лохи (?) Во-первых, если кто-то НЕ пошел на выборы, это еще НЕ значит, что он… «НЕ поддерживает кого-то из кандидатов» -- ему эти выборы или просто вообще по барабану – т.е. он НИКОГО из кандидатов НЕ поддерживает, а НЕ «только Лукашенко», или его вполне устраивал заведомо заранее известный результат выборов и в лом было тратить на то, что и так известно, летнее воскресенье

А во-вторых – они же, блин, сами только что сказали, если при явке 65%  -- т.е. 780 тысяч проголосовавших – 500 тысяч проголосовали ЗА Лукашенко… то сколько это будет процентов голосов (?) Мне одному кажется, что… ой, 70% (!!!) в традиционно скептической столице (?) – Хиппи Энд]

Мужской «Это большая сила»

Лукашенко: «Очень большая»

Мужской: «С ними надо разговаривать»

[Блин, неужели я один вижу, что идет чистая разводка для лохов с этим манипулированием очевидными фактами (?) – Хиппи Энд]

Лукашенко: «Я к вам приехал! Вы же не хотите говорить»

Мужской: «Я за вас и голосовал»

Лукашенко: «Хорошо. Спасибо, что ты за меня голосовал. И ты разговариваешь. Я тебя воспринимаю»

Мужской: «Люди же в большинстве своем НЕ знают о том, что вообще работа идет в эту сторону. По Конституции. Два года вы периодически упоминаете»

Лукашенко: «Я постоянно говорю: первый вариант, второй…»

Мужской: «Но большинство людей не в курсе вообще, что там что-то меняется, -- блин, а оно им надо (?) Их пригласите. Хорошо, тех же самых кандидатов президенты. Те люди, которые шли кандидатами в президенты, они о чем-то думали. Ну хотя бы их пригласить к вот этой работе, пускай выговорятся»

Лукашенко: «Скажи, пожалуйста, что мне делать с таким мнением? Вот ты про альтернативных кандидатов сказал. Я процитирую, это же я НЕ вру. Можно печатную цитату. Задают вопрос прямо перед выборами альтернативному кандидату, вы знаете, кому, сейчас поймете. Слушайте, а чего ты пошла на эту выборы? НЕ знаю. Как ты думаешь, что здесь: непонимание обстановки или глупость? Она говорит: скорее глупость.

И вы идете, бросая первого президента под ноги, идете: мы сейчас проголосуем за глупость! Как вас понимать?!»

Мужской: «Александр Григорьевич, среди кандидатов было, вообще-то, 15 человек, которые собирали подписи. До выборов дошли пять человек»

Лукашенко: «Подожди, причем я?»

Мужской: «Не-не-не, причем вы. Просто вы говорите: с кем разговаривать? Среди кандидатов, например, Дмитриев и Конопацкая не просто собирали подписи во время этой компании, они, вообще-то, выставлялись от оппозиции в качестве, пытались выставляться в качестве единых кандидатов. Кто-то из них пытался»

Лукашенко: «Вы хотите, чтобы власть с ними поговорила. Не вопрос. И уже, чтоб ты знал, такой разговор…»

Мужской: «С политпартиями разговаривали»

Лукашенко: «Какими?»

Мужской: «Простите, какие остались. Раз. Обязательно с теми, которые отошли от дел, если им , вот они видят, что в стране происходит. Если им НЕ все равно»

Лукашенко: «Если НЕ все равно»

Мужской: «Если им НЕ все равно, с ними тоже разговаривать, приглашать. Вот хотя бы с этой Конституцией. И делать это более публично, чтобы люди видели: власть не просто палкой машет, а пытается договориться»

Лукашенко: «Правильно»

Мужской: «Чтобы это было видно! Людям. Иначе ничего НЕ будет»

Лукашенко: «Я с тобой согласен. Только вы поймите, поймите меня. Я НЕ говорю там: ОМОН, милиция, меня поймите, как главнокомандующего. Если вы поднимите палку, я отвечу. Согласен? По-мужски. Ты поднял палку, я отвечу»

Мужской: «Согласен. Я лично приехал, напротив Дворца спорта я был в начале этих всех событий, я видел, как это происходило. Я уехал просто потому, что, ну это…»

Лукашенко: «Понятно. Ты уехал. А кто-то прогуливался»

Мужской: «Да, я видел, как людей подставляли, получается. Вот самое начало. Т.е. стайка пробежит по толпе и кричит: бегом, бегом! Ну просто уже старые, битые, я поэтому НЕ бегаю…»

Лукашенко: «Спасибо тебе. Ответьте еще на один вопрос в развитие этого разговора. Скажи, пожалуйста, зачем было рвать на стелу, крушить, ломить в семь часов вечера, когда участки еще НЕ закрылись и никаких еще результатов НЕ было?! Я даже сижу, у меня огромный экран, я вижу по городу всю обстановку. И думаю: господи»

Мужской: «Это провокация была»

Лукашенко: «Это не просто. Провоцировали кого? 30 из этих людей, там милиции НЕ было. Мы НЕ ожидали, что это будет, чтоб ты знал. Это уже потом они подтянулись. И почему применили спецсредства? 30%, тридцать, которых задержали, были в состоянии алкогольного опьянения и наркота, -- гул голосов. – Видишь, вот им кому-то НЕ нравится. Понимаете? Вот не то я сказал. А вы хотите, чтобы я то говорил?»

Мужской: «Провокация, самая настоящая»

Лукашенко: «Провокация. Отвечаю. На провокацию будем отвечать соответствующим образом. Ты согласен?»

Мужской: «На провокацию надо действительно отвечать»

Гул голосов одной и той же группы людей, как вскоре выяснится

Лукашенко: «Вот, слышишь?»

Мужской: «Я слышу, я знаю, как это делается»

Лукашенко: «Ну так что ты от меня хочешь? Ни один президент НЕ пришел с двумя человеками службы безопасности  в толпу и НЕ разговаривал. Что вы от меня хотите? Да я с любым буду разговаривать с вами. Мне наплевать, чего вы там хотите. Убить, зарезать и прочее!»

Мужской: «Верю, верю! Александр, Григорьевич, еще раз повторяю: надо как можно быстрее вот это всё дело сКонституцией, -- блин, уж не засланный ли «от властей» «казачок» (?) – Надо готовить государство к тому, чтобы люди понимали, что смена власти, смена президента республики – это как смену вот, отработал вот, и я ушел,, сменщик пришел. Ничего никуда НЕ начнут делить, пользуясь своими полномочиями»

Лукашенко: «Если президент будет у вас посменно работать – труба вам… Всё. Я тебя услышал. Я тебя услышал. Я с тобой согласен, что должен быть диалог. И мы к этому были готовы, если у кого-то были вопросы. Но те люди, их сторонники, которые вот тут покрикивают вокруг, ну мы ж НЕ зачищали площадь»

Мужской: «Никого не трогали, пускали всех, кто хотели» -- т.е. это НЕ на заводе, а рядом и стоят все желающие (!)

Лукашенко: «Вот именно. НЕ зачищали. Вот они и покрикивают. Что недопустимо. Я ведь знал, что вы будете президента закрикивать. Но не побоялся, к вам пришел. Вы ведь ведете себя, не ты, вот они. А ты меня толкаешь к этим разговорам. Послушай. НЕ ты будешь со мной говорить. НЕ Виктор, который вот тут нейтральную такую позицию занял. НЕ ты. Как только я скажу: ребята, приходите, поговорим, ОНИ начнут кричать из своих. Я уже знаю, кого они там сформировали для переговоров.

Уже вчера звонит Меркель: я хочу поговорить. Эти, и прочие: мы хотим поговорить. НЕ надо меня наклонять ни с Запада, ни с Востока. Еще раз прошу вас: вы рабочие люди, работайте. У вас, ну небогатые вы, но у вас есть зарплата. У других – еще хуже. НЕ разрушайте это.  И вы НЕ думайте, что я боюсь.

Послушайте. После меня будет то, что будет делать человек, которого вы изберете. Вы говорите, что за меня не голосовали. Господь с вами. Ну – вот они, -- в сторону группки майдана… --. Я же умею считать, я же экономист. Я умею считать. И я вижу, что происходит.  И я вижу, кто за меня голосовал, кто – нет. Где-то мне немножко обидно, что я для Минска сделал больше, чем для кого, и получил.

Мы видим районы, которые больше, там 51 – есть три района. 50 против меня. 50--51 только. Я видел это. Что за районы? Новая Боровая, Колодищи (?), еще каких-то два района. А ты знаешь, кто там живет? Что я им НЕ сделал?! Что я им НЕ сделал?»

Мужской: «Ну у людей свои взгляды, бог с ними»

Александр: «Слесарь… Крымов Александр.  Я хотел бы у вас просить. Вот люди сделали свой выбор. Проголосовали за вас. Что нас ждет дальше?»

Лукашенко: «Мы успокаиваемся. И я вам гарантирую, что хуже – никогда НЕ будет»

Александр: «Просто у меня трое детей. Работая на заводе очень тяжело»

Лукашенко: «Послушай, у тебя трое детей, у меня тоже. Я тебе… На каком заводе?»

Александр: «Здесь»

Лукашенко: «Тяжело. Так, директор, запишите фамилию и посмотрите, в чем сложность для многодетного отца?»

Александр: «Финансово, Александр Григорьевич. Финансово»

Лукашенко: «От меня – жилье или жулье?»

Голоса: «Жилье»

Лукашенко: «Понятно.  И жилье не только у вас. Послушайте,  скажите, в каком государстве для людей многодетных сделано больше, чем здесь? Ты живешь в квартире?»

Александр: «У меня нет квартиры, но я у тещи живу. Своего жилья пока нет»

Лукашенко: «Ты хочешь его иметь? В течение двух лет у нас все, даже в Минске, где их больше всего, многодетные получат жилье. Этот и следующий год»

Чей-то: «Может, даже раньше, наверное»

Лукашенко: «В каком году мы снимем вопрос с многодетным жильем в Минске?»

Чей-то: «В очереди стоять – не более года. И мы, Александр Григорьевич, я хочу сказать, и людям сказать, что мы переходим, вот сейчас уже, чтобы коллективам давать квартиры, чтобы они строили через УКСы тоже жилье. Это мы уже можем вот такие квартиры давать предприятиям, чтобы они строили через УКСы»

Лукашенко: «Ну понятно, вы пришли тут квартиры делить, я вам сказал по многодетным, и я знаю, что жилье – это самая большая проблема, сам это испытал в свое время. Но сегодня, вы это заметили, лучше всего работает строительный комплекс и сельское хозяйство. 105--110% . Почему строители так работают? Потому что мы выделили, насколько это возможно, средства, чтобы снять проблему жилья.

А когда дом строится, и квартира, тогда и мебель надо, и лампочки, и прочее. Это локомотив развития экономики. Как это было в середине девяностых. И мы конечно сделаем упор на это. Но вот то, что есть у вас в Минске, больше перенапрягать нельзя. Нельзя сюда переселить всю страну. Поэтому создаются города спутники. Поэтому в этом направлении будем двигаться.

А по поводу зарплаты. Если ты хочешь, чтобы я ее заплатил, ну хорошо…»

Александр: «Да я НЕ хочу. Все хотят, не только я, Александр Григорьевич»

Лукашенко: «Понятно. Я понимаю»

Чей-то: «Очень острый вопрос на данный момент»

Лукашенко: «Я понимаю. Но есть еще острее. Поэтому вы, пожалуйста, чтобы была зарплата, НЕ губите свое предприятие. Лукашенко завтра уйдет. Но вы-то здесь останетесь»

Александр: «Ходим на работу каждый день, НЕ уклоняемся»

Лукашенко: «Вот я вас прошу, чтобы вы ходили на работу. Я пойду в цеха схожу, потому что неудобно»

Мужской – желает ему крепкого здоровья и мудрого государственного управления – ропот

Лукашенко: «Подождите, вас закричат сейчас. Затуркают сейчас. Спасибо вам. Послушайте меня. Я никогда, вчера вам сказал, вас НЕ предавал, и я вас НЕ предам. Я, вот честно тебе скажу, вижу, ты искренний человек. Я бы давно уже на это всё плюнул. Но я знаю, чем это закончится. Не только для меня, для моих детей.

А вот эти вот заблудшие – они через месяц поймут, что они натворили. Вот смотрите, альтернативно: мы проведем честные выборы. Подождите, ты победила на нечестных выборах? И проведешь честные? – ну да, Тихановская ведь одновременно заявляет и что она победила, и что она проведет честные выборы. – К чему это? Выпустят тех, и они будут участвовать в выборах.

Середина девяностых, 32 банды в Минске. На улицах, на дорогах жуть. И самое главное, что тогда была проблема, кроме того, что есть было нечего, мы же все время проводили референдум, выборы и т.д. И тонули, тонули в болоте. Вы от меня требовали: слушай, наведи порядок, встань! Я встал, навел. Как умел, так навел. Ну зачем меня сегодня гнобите и о меня вытираете ноги?

Нет, не ты лично, -- мужскому. – Ты же слышишь много тут таких деятелей. Они же кричат. Прежде чем кричать. Минутку, -- выкрик насчет «другой страны», -- Да, конечно, она рядом. Другая страна рядом. Не вопрос. А, ты про… Они НЕ видели. А родители им НЕ рассказали.»

Ладно, мужики, ну чего вы спорите? Чего вы деретесь друг с другом? Вот это самое опасное, понимаете? Жили, вроде, тихо, спокойно, завидовали нам, уважали, худо-бедно. Что вы сотворили со страной? Вы же из этого будете выкарабкиваться. Так вот честные, нечестные выбора. Понимаешь. Нечестные. Потом я приду, проведу честные. Победила. Что будет следующим ее шагом?  Вот подумай, что?»

Мужской: «Страна просто развалится»

Лукашенко: «Следующим ее шагом будет: выпустить... Они же сказали. Это ж НЕ она говорит. Выпустим политзаключенных и экономических преступников. Наркоманов, родители начали давить, статья 328. И выпустим этих самых, урок этих. Почему? Там же Сережа сидит. Выйдет Сережа оттуда, и никаких повторных выборов НЕ будет. Рулить будет он, а она будет зачитывать. Слушайте, ну что мы, идиоты, этого НЕ понимаем?

Совершенно верно, -- в ответ на реплику. – ЭТО будет. Вы этого хотите? Слушайте, я же четверть века проработал. Знаю эту технологию. Никаких повторных выборов. И даже Витьку Бабарико никто НЕ выпустит. Потому что он уже им будет мешать. Тем более, что его там, чтобы определить много лет, есть всё. И НЕ думайте, что он такой соперник был для меня жуткий. Нет, абсолютно нет. Но по закону должны отвечать все.

И даже НЕ ждите, мужики. Если даже вы меня завтра застрелите, уже есть люди, которые будут работать. Да нет, какие силовые структуры. Они что у нас, зверье? Как эти вот некоторые говорят?»

Чей-то: «Я еще раз говорю, не сдавайте, иначе будет шабаш и ничего хорошего. У меня родни на Украине – море»

Лукашенко: «Я знаю, что будет. Вот, расскажи»

Чей-то: «Они приезжают, ничего хорошего НЕ говорят»

Лукашенко: «Они мне тоже об этом говорят. Что они 90% на Украине на Батьку молятся. А эти – ноги выбирают… Люда, ОМОН с улицы уйдет тогда, когда перестанут нарушать закон. Вот сейчас на улице.. Ты выслушай меня сначала, Людмила. Ты у меня спросила про ОМОН… Так, Людмила, отвечаю на вопрос. Как только вы, НЕ вы, вам это НЕ надо, вы боитесь, правильно сказали.

Как только они перестанут бродить по улицам и нарушать закон, и действовать так, что я НЕ понимаю, чего они хотят. Понимаете, вот они вышли толпой – а куда они пойдут потом? И милиция вынуждена, все эти вредные омоновцы, все за ним следом за ними, их сопровождать, чтобы они НЕ начали тебе в окно бросать коктейли Молотова»

Людмила: «Я этого и боюсь. Потому что сотрудники, я не разбираюсь в военных, в черной форме ходят вокруг дома»

Лукашенко: «Скажите спасибо»

Людмила: «У меня ребенок, 4 года, она просыпается по ночам в страхе, ко мне приходит: мне страшно. Я живу на первом этаже. Я вижу всех пацанов, которые возвращаются. У меня сердце болит за всех людей, которые сейчас в таких условиях. У меня друга задержали в два часа ночи возле дома за телефон. Скажите, неужели телефон является предметом для задержания?»

Лукашенко: «Вы это видели?»

Людмила: «Это друг моей семьи. Мне жена его звонила. Двое суток не знал»

Лукашенко: «Подождите. Но вы это видели?»

Людмила: «Слава богу, нет»

Лукашенко: «Ну так слушайте»

Людмила: «Но я боюсь за своего четырехлетнего ребенка»

Лукашенко: «Я тоже боюсь. И не только за вашего ребенка. И не столько за своего ребенка. Поверьте мне. И я НЕ хочу, чтобы это было. Если вы хотите, чтобы мы убрали патрулирование вот этими в черных рубашках, в Уручье, сейчас же я их сниму. Но вы на меня потом НЕ обижайтесь. Послушай, Люда, я НЕ знаю, что они будут делать? Я НЕ знаю. Если они завтра тебе бросят в окно этот коктейль Молотова…»

Людмила: «Так он и прилетает. Есть сколько видео, когда людям на балконы прилетает»

Лукашенко: «Подожди, ОМОН закинул бутылку?..»

Людмила: «… Но при этом вы выставляете военных. Военные защищают вас, а мой муж, получается, будет защищать свою семью»

Лукашенко: «Да нет у меня военных здесь, Люда! Какие? Вот он стоит, ты стоишь. Какие военные между нами?»

Людмила: «Те, которые творят беспредел в Минске, в других городах. Это просто ужас, это страшно»

Лукашенко: «Всё, понял. Шахрай, убрать всех военнослужащих с Уручья. И запиши фамилию: чтобы потом сказали, кто этого потребовал. До свиданья»


Белоруссия -- Минск -- 17 августа 2020 года


Продолжение с окончанием общения Лукашенко -- на этот раз, в основном, с группой закрикивателей "от майдана", задачей которых было обеспечить "картинку вначале" и "картинку в конце", которые уже вовсю разогнаны на Ютубе по стандартной технологии майданной инфоподдержки,  -- смотрите в:
https://hippy-end.livejournal.com/3608420.html



Добавить в друзья


Tags: Видео, Гибридные войны
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments