hippy_end (hippy_end) wrote,
hippy_end
hippy_end

Category:

Современный "Большой Брат" становится "Невидимым Братом", формирующим "идеальные жертвы"

Это -- замечательный, на мой взгляд, большой материал от снова появившегося в ЖЖ после долгого перерыва моего очень давнего, еще задолго до майдана появившегося Френда

Рекомендую прочесть его большой пост о том, как былой пугающий "Большой Брат" становится "Невидимым Братом", формирующим "идеальные жертвы" хорошо известными с середины XX века средствами информационной обработки цивилизованных голов на неосознаваемом уровне

Когда обрабатываемые цивилизованные головы САМИ начинают желать того, что нужно "Невидимому Брату"

И при этом даже НЕ понимают, что всё это НЕ их "собственные мысли, желания, взгляды", а то, что было заброшено в их цивилизованные головы с помощью специальных технологий косвенного внушения -- минуя защитный барьер осознания, на неосознаваемом уровне

Современная "социально-сетевая" жизнь с подключением всех обрабатываемых объектов к сети интернет в режиме реального времени -- делает такую обработку еще более эффективной

О чем и пойдем речь в большом материале от моего давнего Френда

Цитирую, выделяя некоторые места:

«На шаг впереди



Самая коварная черта цифрового контроля — его незаметность. В антиутопии Оруэлла «1984» Старший Брат постоянно напоминал о себе — грозными окриками смотрящих с экрана надзирателей, бесконечной пропагандой и быстрой расправой с инакомыслящими. Современные средства контроля вместо антиутопий берут на вооружение самые модные бизнес-книги: системы строятся вокруг «бесшовности», «user expirience», «data-driven desicions» и других, не менее актуальных концепций.

Но работают такие системы ничуть не хуже оруэлловской. Чтобы быть эффективным, цифровому контролю не нужна пропаганда и атмосфера страха — достаточно «больших данных», предиктивной аналитики и головастых ребят с желанием «move fast and break things». [Двигайся быстро и ломай вещи -- Хиппи Энд]

Итак, давайте познакомимся с очередной разработкой, воплощающей в себе этот нехитрый девиз Кремниевой долины. Её нельзя назвать какой-то выдающейся или уникальной, она воспринимается как обыденная корпоративная практика — и тем опаснее это ползучее проникновение инструментов тотального социального контроля.

Речь об аналитической системе, разработанной для сети магазинов «Whole Foods» (принадлежит «Amazon»). Её цель — не допустить создания профсоюзов работниками компании. И аналитики «Amazon» подошли к её созданию очень серьезно, воспользовавшись всем доступным потенциалом цифровых технологий.

Размах системы впечатляет. Она собирает огромное количество самых разноплановых данных. Размеры местных профсоюзов и географическое расстояние от них до конкретного магазина «Whole Foods», число разбирательств в местных органах трудового надзора, внутренние базы «инцидентов», связанных с профсоюзным движением, преобладающий уровень бедности и безработица в округе, объем продаж в магазине, расовый и этнический состав персонала — продолжать можно долго, всего мониторится более двух десятков показателей.



После обработки всех данных система выдает оценку риска для каждого магазина. Дальше в ход идут меры реагирования — но это находится уже вне рамок описанной системы. В первую очередь, речь не о репрессиях в отношении организаторов профсоюзного движения (хотя активистов увольняют моментально). Корпорация пытается решить проблему еще до ее возникновения, мягко, минимальными усилиями, без портящих имидж громких скандалов с пикетами и увольнениями.

Корпорация пытается незаметно повлиять на решения своих работников еще до того, как они эти решения осознают. Корпорация пытается не просто пресекать нежелательную деятельность своих сотрудников — но и вовсе исключить условия для такой деятельности. Корпорация пытается заниматься социальным инжинирингом — ведь именно такой подход позволяет наиболее безболезненно устранить в зародыше альтернативные социальные организации.

[Тем же самым занимались, конечно, и в прошлом, к примеру, тот же СССР, воспитывавший нового человека, но на уровне осознаваемом, видимом, где подавление альтернативных стремлений было явлением известным и очевидным -- Хиппи Энд]

Корпорация пытается поднять управление человеческими ресурсами на новый уровень. Никто не будет спорить: когда человеческие ресурсы организуют протесты или коллективно требуют улучшить условия работы — это признак плохого управления. Человеческие ресурсы используются максимально эффективно, когда они сосредоточенно трудятся во имя миссии Корпорации. И никакие другие организации не должны вмешиваться в этот процесс.



К счастью, не все «человеческие ресурсы» согласны с этой логикой. С большой вероятностью, материал об этой аналитической системе попал в «Business Insider» только потому, что кому-то из сотрудников HR-департамента «Whole Foods» очень не нравится то, как быстро растет цифровой контроль над персоналом. В девизе «move fast and break things» нет ни слова про этику — а ведь именно она рискует быть одной из тех самых «сломанных вещей».

Взять хотя бы такую «милую» деталь, как влияние этнического разнообразия персонала на риск образования профсоюза.

Аналитики выявили вполне однозначную закономерность. Чем больше пресловутая diversity – тем меньше шансов на профсоюзы. Казалось бы, почему? Может быть, людям с разным цветом кожи и культурным бэкграундом сложнее договариваться, у них меньше доверия друг к другу? Вполне вероятно.

И вот Корпорация трубит из всех пиар-фанфар о том, как она активно продвигает везде diversity – а на деле снижает потенциал самоорганизации внутри своих подразделений, эксплуатируя первобытные человеческие инстинкты, в которых люди не желают сами себе признаваться… Корпорация — не первая, кто взял на вооружение принцип «разделяй и властвуй». Но использовать его столь тонко, да еще и под лозунгами мультикультурализма — это нетривиальное достижение.



Впрочем, повторюсь, подобные системы аналитики уже воспринимаются как нечто обыденное. Компании боролись с профсоюзами с тех самых пор, как последние начали появляться. Да, сейчас эта борьба идет в «цивилизованных рамках», но антагонизм целей никуда не делся. В недавнем прошлом корпорации тратили сотни миллионов долларов на консалтинг в области антипрофсоюзных действий, породив целую сопутствующую индустрию.

Теперь, в наступившей цифровой эре появились более совершенные инструменты контроля. Вслед за «Amazon» последует всё больше и больше компаний. И они пойдут еще дальше. Если у тебя есть способы поднять управление человеческими ресурсами на новый уровень — зачем ограничиваться только борьбой с профсоюзами?

Ранее, рассматривая феномен «Uber», я писал о том, как алгоритмы подчиняют себе работников. Со спущенными сверху корпоративными алгоритмами невозможно договориться, они низводят человека до исполнителя инструкций, шестеренки в механизме. Но алгоритмы «Uber» регламентировали только трудовой процесс. Они не пытались отслеживать то, что выходит за рамки выполняемых инструкций.



Аналитическая система от «Amazon» находится на шаг впереди. Она управляет не работой внутри компании — она стремится управлять социальной средой снаружи. Управлять гражданской активностью людей. Управлять с помощью точных цифровых инструментов, гигантских массивов данных и сверхсложных машинных алгоритмов.

Управлять совершенно незаметно для людей. Совсем по Оруэллу: незнание — сила.

Спасает лишь то, что со средствами управления дела обстоят намного хуже, чем со средствами мониторинга. Но это временное явление. Прогресс не стоит на месте.

Описанная система — лишь верхушка айсберга, да и та виднеется где-то в отдалении на самом горизонте. Можно просто отмахнуться от нее. Но курс, который держит наше общество, ведёт нас именно туда, в опасный район, где придётся постоянно лавировать, чтобы не допустить катастрофического столкновения.



И ведь проблема-то совсем не в корпорациях. У государства тоже есть свои человеческие ресурсы, которые так и норовят попасть под влияние враждебных социальных организаций. Возможностей у государства еще больше, чем у корпораций, да и головастых ребят без этических ориентиров хватает.

Пускай не всё строится по бизнес-книгам, но силовые ведомства непривередливы, им сойдет и так. В крайнем случае, можно привлечь к работе частный сектор — и тот с нескрываемым энтузиазмом (почитайте это интервью, почитайте) поможет с трудными задачами за скромную сумму денег.

Главная проблема — в цифровом неравенстве. Средства социального инжиниринга строить очень, очень, очень непросто. Система от “Amazon” для своего создания требовала большого количества накопленных закрытых данных, труда квалифицированных дата-инженеров и HR-менеджеров «в теме», вычислительных мощностей и прочих технических решений «по мелочи», чтобы поддерживать инструмент в рабочем состоянии.

Корпорация с оборотом в сотни миллиардов долларов такое потянет. Госмашина, не привыкшая считать деньги — безусловно, тоже.

А вот разобщенный персонал компании или простые граждане — одним словом, «человеческие ресурсы» - вряд ли смогут организовать что-либо подобное. Но ведь только такой ответный ход может выправить положение.



[Ну, это-то как раз давно знакомо -- простые граждане крайне редко могли оказаться равны по возможностям управляющим их жизнью государственным системам -- только в периоды революционных переходов -- Хиппи Энд]

Цифровое неравенство означает, что у нас появляется субъект социальной инженерии и ее объект. Первый закономерно будет переформатировать общественное устройство в своих интересах. За счет интересов второго.

[Опять же, разница только в том, что делаться это будет на неосознаваемом объектами уровне -- но это и сейчас вполне наблюдается на примере информационных войн по простеньким формулам: эмоции -- стимул -- эмоциональная реакция = идеальная жертва -- без всяких цифровых изощрений, на основе методов, разработанных еще до появления первых персональных компьютеров -- Хиппи Энд]

Самое печальное, что здесь возможна положительная обратная связь. Подобно тому, как «Amazon» старается не допустить возникновения альтернативных социальных организаций в рядах своих работников, «субъекты» социального инжиниринга могут целенаправленно формировать условия, исключающие возникновение конкуренции со стороны «объекта».

[Тоже ничуть НЕ ново -- см. выше -- Хиппи Энд]

Время будет работать на них. Будущие средства контроля будут еще сложнее и потребуют еще больших организационных и материальных ресурсов. При этом они станут еще более эффективными и изощренными. И с ними совершенно невозможно будет бороться. Как писал Сунь-цзы, «самая лучшая война — разбить замыслы противника». Для того, чтобы бороться, нужно осознавать необходимость борьбы. Однако прелесть новых форм контроля в том, что они заранее упреждают любые предпосылки для недовольства.

Да, это прекрасный инструмент для минимизации конфликта. Да, это полная противоположность тоталитарному принуждению.

Но именно поэтому данный инструмент является таким коварным. Ведь он по-прежнему работает исключительно в интересах своего создателя. Минимизация конфликтов не равнозначна преследованию общего блага.

Чем более мощные инструменты управления обществом дает нам прогресс, тем тщательнее нужно подходить к выбору целей. Но пока самые продвинутые системы контроля преследуют либо жажду власти, либо жажду наживы.

Я верю в то, что мы сможем найти им лучшее применение.

И всё же, мне почему-то очень тревожно за будущее…»

Источник информации: https://giovanni1313.livejournal.com/86656.html


По-моему, просто замечательный материал. А вот тревожится Автор, на мой наивный взгляд, совсем НЕ за то, за что сейчас есть смысл тревожиться относительно будущего.

Потому что на самом деле то, за что он тревожится под этим конкретным материалом, это... арьергардные бои отступающих субъектов

Именно потому, что они переставляют акцент с ценности людей как Субъектов -- что характерно для ситуации развития, роста, наступления (опять же, пример СССР с формированием в 20--30-е годы нового человека -- Макаренко, Аркадий Гайдар и т.д.) -- на ценность людей как Объектов -- что автоматически снижает возможности человеческого потенциала в целом и характерно для ситуаций отступления без шансов на победу

Что, впрочем, и должно быть психологически характерно для времен Глобального энергетического отката -- в противоположность былым временам Глобального энергетического роста по экспоненте, когда для успешности и конечной победы нужна была именно человеческая Субъектность

Пусть и формируемая вполне тоталитарно сверху с помощью всей социально-инжиниринговой системы государств -- что на Западе, что на Востоке...

Когда ключевым словом становилась... сознательность

Ну а теперь...

Теперь вместо нее -- страх перед коронавирусом, сформированный чисто информационно у объектов, к сознательности которых у властей больше нет возможности обратиться

Хотелось бы надеяться, что нет -- пока что




Добавить в друзья


Tags: Гибридные войны, Психологическая готовность
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments