hippy_end (hippy_end) wrote,
hippy_end
hippy_end

Category:

Последний штурм единственной основы жизни, в том числе людей, на этой планете

Это собравший уже сотни три комментариев пост известного фотографа-натуралиста Игоря Шпиленка о его экспедиции в архангельскую тайгу, которая заодно с вообще всеми лесами во всем мире вырубается сейчас лихорадочными темпами в стремлении цивилизованного человечества уничтожить напоследок что еще можно из единственной основы, в том числе его собственной жизни

Причем, приговор этот вынесен на уровне глав всех ведущих субъектов мирового социума: Штатов, РФ, Китая, Индии, Европы... активно вкладывающих средства в этот последний штурм на всей поверхности суши планеты

Далее -- цитирую, выделяя некоторые места, большой материал с обилием фотографий, снабжая его комментариями расставшегося некогда с антропоцентризмом Хиппи Энда:

«Двинско-Пинежское междуречье: как исчезают первозданные леса


Вернулся домой из архангельской тайги. Побывал в двух удаленных друг от друга местах: на Белом море в национальном парке "Онежское Поморье" и в междуречье Северной Двины и Пинеги в восточной части области. Об "Онежском Поморье" расскажу чуть позже, а сегодня -- о  путешествие в Двинско-Пинежский таежный массив, которое было не совсем обычным, поскольку мои обычные фотопоездки проходят в заповедниках и национальных парках нашей страны, на фоне заповедной природы, у которой уже есть защитный природоохранный статус, есть будущее.

Тут же я попал на удаленный  фронт, о котором люди мало что знают, а больше догадываются.

Я тоже догадывался, что остатки первозданной тайги на Северо-Западе нашей страны истребляются, но не думал, что столь стремительно и в таких масштабах, которые открылись мне в этой экспедиции. До этой поездки я надеялся, что у природоохранников есть запас времени, а у матушки-природы есть укромные бездорожные места, где остатки реликтовой тайги могут оставаться нетронутыми еще многие-многие годы. Теперь знаю, что нет у нас ни запаса времени, ни бездорожных  "Берендеевых чащ". Идет небывалое в истории истребление северной тайги, основанное на самых современных  технологиях.



В междуречье Северной Двины и Пинеги до наших дней сохранился крупнейший в Европе массив нетронутой эталонной тайги. Совсем недавно его площадь была около  миллиона гектаров. Здесь берут свое начало или протекают 18 семужных нерестовых рек, от чистоты которых зависит состояние всей популяции семги -- атлантического лосося.

Леса междуречья -- одно из последних убежищ для дикого северного оленя. популяция которого в регионе находится на грани исчезновения в результате уничтожения мест обитания и браконьерства.

Вся территория Двинско-Пинежского лесного массива находится в аренде у крупных лесозаготовителей, это ресурс для предприятий лесного сектора региона. Крупные лесные арендаторы (это группа компаний "Титан" и АО "Архангельский ЦБК" имеют немалое влияние в регионе. Они  декларируют свою "экологичность" и даже добровольно сертифицировались  по системе FSC, что для российских компаний является "зеленым пропуском" на зарубежные экологически чувствительные рынки.

[Еще бы их не сертифицировали "пекущиеся о лесах" в представлении тех, кто смотрит на Европу восторженными глазами главные потребители вырабемого здесь леса -- Хиппи Энд]

Тем не менее, освоение лесов идет по экстенсивному пути. На вырубленных территориях не проводится качественное лесовосстановление, на месте реликтовых хвойных лесов вырастают березы и осины, а лесопромышленники продолжают свое движение вглубь первозданной северной тайги, словно она бесконечна. Уничтожив ее окончательно, что случится совсем скоро, лесопромышленники будут вынуждены менять подходы к бизнесу, но только первозданной тайги у нас уже не будет.

[Блин, ну вот как такое читать о человека лучше, что кто бы то ни было знающего, сколько лет нужно, чтобы на месте вырубки реально выросла реликтовая тайга (?) "... качественное лесовосстановление", блин... в рамках "подходов к бизнесу" (!) -- понимаете теперь, что у самого фотографа-натуралиста в голове ровно тот же антропоцентризм, который побуждает вырубать тайгу методом "ковровых бомбардировок" (?) Или -- всё еще нет (?) -- Хиппи Энд]

Бездорожье веками спасало северную тайгу от интенсивного хозяйственного использования. Свежепостроенные дороги  ведут не в населенные пункты, а к массивам нерубленных лесов.


На глинистых участках, а также на крутых спусках-подъемах уложены бетонные плиты. Лесной сектор региона тратит колоссальные деньги не на качественное лесовозобновление на вырубленных территориях, а на на сохранение и развитие старой, экстенсивной системы лесопользования, на строительство новых и новых дорог в последние массивы малонарушенных лесов, на расширение объемов рубок.


Так как транспортное плечо из удаленных районов до мест переработки составляет обычно сотни километров, даже мощные лесовозы  при наличии хороших дорог не справляются с вывозкой. Вдоль дорог можно увидеть штабеля леса в многие десятки тысяч кубометров. Тут отчетливо понимаешь масштабы лесоистребления.



Вот так теперь выглядит архангельская тайга с высоты птичьего полета. Прямоугольники вырубок. Каждая отдельная делянка может достигать пятидесяти гектаров. Вскоре лесорубы "освоют" уцелевшие прямоугольники и надолго потеряют интерес к разоренным местам.


[Жутко смотрится? А вот вся некогда поросшая лесом Великая китайская равнина с такой высоты сейчас выглядит как только лысые квадраты без какого-либо даже намека на что-то еще -- Хиппи Энд]

Деревья на севере растут медленно и не достигают гигантских размеров. Этим елям может быть далеко за сто лет.


[Представляете, до какой степени уже вырбулены леса на планете, и до каких размеров одновременно разрослись аппетиты потребителей древесины во всех разнообразных из нее продуктов, что рубить сплошняком готовы даже стволы вот такой толщины (?) -- Хиппи Энд]

Вахтовый поселок лесозаготовителей. Организаторы лесного бизнеса выставляют себя благодетелями местного населения. В реалиях же видна колониальная схема, когда основные благополучатели живут в столицах, а то и вовсе в благополучных странах, а местным жителям после такого лесопользования остается разоренная тайга и нищета.



Новым технологиям лесоистребления требуется минимум людей. Сибирский цирюльник,  над которым работал сумасшедший иностранец-изобретатель в одноименном фильме Михалкова, давно существует и с пугающей эффективностью уничтожает леса во всем мире. Всего один комплекс, состоящий из двух машин с анлийскими названиями харвестер и форвардер может заменить более полусотни человек, работающих на лесозаготовке по традиционной технологии.

На вывозке работают грузовые "Мерседесы" и "Вольво", везущие сразу по вагону кругляка. Сейчас Россия  прочно входит в тройку стран-лидеров по масштабам истребления первозданных лесов, а Архангельская область -- лидер по истреблению таких лесов в России

["Мерседесы" и "Вольво" -- чьи это машины (?) Не тех ли европейцев, которые в глазах восторженных посетителей стран ЕС, "пекутся о лесах" на этой планете (?) На самом деле живя за счет их тотального истребления и грабежа везде, где только есть возможность до них дотянуться -- Хиппи Энд]



В начале нынешнего века, когда стало ясно, какая беда нависла над северной тайгой,  природохранные организации,  ученые, общественность начали работу по созданию регионального ландшафтного заказника в междуречье Северной Двины и Пинеги, который позволил бы сберечь хотя бы часть реликтовой тайги от массовой вырубки.

Режим заказника позволит местному населению продолжать вести традиционное природопользование -- охоту,  рыбалку,  сбор грибов и ягод, но сплошные рубки будут запрещены.  Были организованы несколько научных экспедиций для обследования территории, начались трудные переговоры с лесопромышленниками и властями.

[Т.е. цивилизованные люди продолжат традиционно убивать, в основном, ради собственного эмоционального кайфа, а никак НЕ с голодухи своих столь же живых, как они сами, соседей по планете, иных планетян, и рубки буду вполне разрешены -- заготовка леса это же святое, -- но НЕ сплошные, а выборочные -- и это успокоит фотографа-натуралиста, который и сам ведь... всю жизнь использует лес, как объект и ресурс для ведения своей цивилизованной жизни. Думаете, он это понимает и действует, как автор сего журнала, со "здоровым цинизмом" (?) -- Очень сомневаюсь -- Хиппи Энд]

Создание заказника не раз откладывалось, а его площадь уменьшалась, против его создания велись информационные войны. В 2013 году проект заказника площадью почти 500 тысяч гектаров получил одобрение государственной экспертизы. В 2017 году губернатор Архангельской области подтвердил, что заказнику быть. В 2018 году было достигнуто соглашение с арендаторами о границах заказника и его площади, согласно этому документу она составит 300 тысяч гектаров.

Арендаторы постарались оттолкнуть территорию заказника подальше от зон своих интересов, поэтому конфигурация его границ получилась далеко не идеальной.  По плану, утвержденному Министерством природных ресурсов и лесопромышленного комплекса Архангельской области, заказник должен быть создан в начале 2019 года, но документа о его создании нет до сих пор.  Это тревожит...

Архангельское отделение WWF России, узнав о проекте по фотосъемке первозданных лесов России, пригласило меня в очередную экспедицию по обследованию территории будущего заказника.

Началась экспедиция в пинежской деревне Кушкопала, которая находится примерно в трехстах километрах от Архангельска, потом сто километров мы ехали на машинах по новым лесовозным дорогам среди бесконечных вырубок до среднего течения реки Юла. Именно на этих ста километрах были сняты кадры уничтожения архангельской тайги.



 Потом мы поднимались на моторных деревянных лодках вверх по течению реки. Юла - не самая многоводная река. На перекатах приходилось всем выбираться из лодок и работать бурлаками.  Поэтому поднимались медленно, примерно 70 километров за два дня. Нашими проводниками были местные охотники, к угодьям которых вплотную подошли массированные вырубки.



Излучина реки Юла с высоты птичьего полета. Реликтовые еловые леса простираются на десятки километров. Это средняя часть будущего заказника.


 Лишайник лобария, индикатор экологической чистоты местности.


Природоохранные организации и местное население -- союзники в борьбе за заказник. На фото участвующие в создании заказника с самого начала  профессиональный охотник из деревни Кушкопала Пинежского района Виктор Худяков (слева), его угодья находятся на территории будущего заказника,  и директор Лесной программы WWF России Андрей Щеголев (справа).


Вдоль рек, протекающих через будущий  заказник, находится около полусотни подобных лесных избушек, в которых останавливаются местные охотники и рыбаки, а также отдыхающие. Две трети мужчин из сопредельных населенных пунктов не мыслят своей жизни без регулярного нахождения на природе. Из-за массовых вырубок многие из них потеряли свои охотничье-рыболовные угодья и места отдыха.


[Бедный человекна фото выше -- он так голоден, что вцнужден добывать себе пропитание в своих "охотничье-рыболовных угодьях" -- кстати, именно такие "пионеры цивилизации" всегда первыми прокладывают путь будущим лесозаготовителям, если вдруг кто не в курсе -- Хиппи Энд]

Первозданная, не знавшая топора тайга.


Бескрайние просторы дикой нетронутой природы на наших глазах превращаются в миф. Бездушная система, основанная на чистогане,  отбирает устойчивое будущее у местных жителей;  отбирает дом, среду обитания у наших диких соседей по планете, обедняет биологичекое разнообразие.

[А что, автор материала зарабатывает себе на жизнь как-то "вне" этой "бездушной системы" (?) -- Хиппи Энд]

Мы удивляемся климатическим катаклизмам последних лет.  Хвойные северные леса имеют огромное значение для стабилизации климата, это своеобразная "шуба земли", сдерживающая поступление вглубь материка холодных арктических масс воздуха, сохраняющая и перераспределяющая влагу. Это важные доводы в пользу сохранения хотя бы части малонарушенных и первозданных лесных территорий, в том числе создания Двинско-Пинежского ландшафтного заказника»

Источник информации: https://shpilenok.livejournal.com/309518.html


Вот так -- чтобы было понятно, почему эти леса обречены на истребление, подвожу итог доводам автора материала о необходимости их сохранения:

1. Имеют огромное значение для стабилизации климата -- довод сугубо антропоцентрически утилитарный

2. Отбирают дом, среду обитания у наших диких соседей по планете -- "диких" -- т.е. в принципе НЕ таких, как мы сами, отделенных от нас в качестве живых существ, и стыдливо уклончивая формулировка: "дом, среду обитания", хотя на самом деле их просто истребляют в рамках тотального биоцида

3. Являются охотничье-рыболовными угодьями и местами отдыха для местного населения -- сугубо утилитарный довод с отношением к лесу и всем его жителям, как объекту

Не знаю, заметили ли вы, но у игоря Шпиленка нету отношения к лесу в целом, и к его жителям, как к субъектам, имеющим в силу этого просто безусловное право на жизнь. В силу чего их уничтожение является просто откровенным биоцидом ради... да вот ради того, к примеру, чтобы мы могли тут постить посты и ставить к ним комментарии...

И пока другие живые существа в цивилизованных головах будут лишены субъектности... мы в качестве цивилизованных людей будем продолжать лихорадочно уничтожать единственную основу, в том числе, и нашей жизни

Заранее зная, что мне могут написать в комментариях, оговариваю основные шаблоны:

1. Если автор констатирует, что Солнце восходит на востоке, а заходит на западе, это НЕ означает, что ему следует в связи с этим отвечать на идиотский вопрос: "а что вы предлагаете?" -- ведь бессмысленно предлагать что-то по фиксируемых поводу фактов бытия

2. Да, автор и сам такой -- единственное его отличие в том, что он уже много лет отлично понимает, чем именно занимается на этой планете обладая хорошим запасом здорового цинизма, а также в силу этого старается помнить о дополнительном принципе экологии Марка Лотарева: "вы всегда можете сделать или больше или меньше"




Добавить в друзья


Tags: Психологическая готовность
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 24 comments