April 20th, 2021

Два поста журнала, которые единственные пошли гулять по миру, собрав уже 80 тыс. просмотров

На самом деле интересный факт, показывающий, насколько велик в мире запрос на альтернативную СМИ информацию о "мировой пандемии"

Причем, для журнала это прецедент -- раньше бывало, что посты набирали и больше посетителей, но... это было уже давно и в пределах рунета

Теперь же произошел "прорыв" на иноязычные ресурсы (вплоть до китайских!)

Первым таким постом стал вот этот, размещенный 15 января 2021 года:

Последний рубеж обороны "ковидоистов" пал - появилась первая статистика общей смертности 2020




https://hippy-end.livejournal.com/3918359.html

Примерно через неделю после своего появления в журнале ссылка на этот пост с рекомендацией читать его через переводчик появилась на одном ресурсе с острова Родос на греческом языке и... пост пошел гулять по ресурсам разных стран на разных языках
Collapse )

"Там стояла виселица, вокруг неё образовывалась толпа. Впереди нужно было выставлять детей"

Это -- воспоминания маленькой Людмилы Гурченко о годах оккупации Харькова немецко-фашистскими захватчиками

Сейчас кое-где и кое-кто сейчас считает их "освободителями от радяньского ига" -- ну, что ж, вот свидетельство об этих "освободителях" от очевидцев событий, на своей шкуре, в том числе в прямом смысле слова, испытавших все прелести прихода в Харьков "европейских освободителей" из "развитой и цивилизованной Германии"

Прочтите -- это реально интересно -- рекомендую:

«Оккупация Харькова глазами шестилетней Люси Гурченко



Букет ромашек и сиреневых колокольчиков – последнее воспоминание Люси Гурченко о мирной жизни: незадолго до начала Великой Отечественной дети того детсада, в который она ходила, были отправлены в один из живописных уголков Харьковской области. Но, как только началась война, родители спешно увезли детей назад в Харьков. «Всё оборвалось мгновенно, неожиданно», – вспоминает Людмила Марковна в автобиографической повести «Аплодисменты» (1987 г.).

В этой книге актриса рассказывает о немецкой оккупации её родного города, продолжавшейся почти два года, о том, как харьковчане вынуждены были приспосабливаться к жестокому и страшному времени, как они голодали, дрожали от холода и страха, как ухитрялись выживать. Повседневная жизнь захваченного нацистами Харькова предстаёт перед читателем в восприятии ребёнка (на момент начала войны Люсе было пять с половиной лет), и это сообщает повествованию какую-то особую достоверность и безыскусную искренность.
Collapse )