April 23rd, 2020

Современный "Большой Брат" становится "Невидимым Братом", формирующим "идеальные жертвы"

Это -- замечательный, на мой взгляд, большой материал от снова появившегося в ЖЖ после долгого перерыва моего очень давнего, еще задолго до майдана появившегося Френда

Рекомендую прочесть его большой пост о том, как былой пугающий "Большой Брат" становится "Невидимым Братом", формирующим "идеальные жертвы" хорошо известными с середины XX века средствами информационной обработки цивилизованных голов на неосознаваемом уровне

Когда обрабатываемые цивилизованные головы САМИ начинают желать того, что нужно "Невидимому Брату"

И при этом даже НЕ понимают, что всё это НЕ их "собственные мысли, желания, взгляды", а то, что было заброшено в их цивилизованные головы с помощью специальных технологий косвенного внушения -- минуя защитный барьер осознания, на неосознаваемом уровне

Современная "социально-сетевая" жизнь с подключением всех обрабатываемых объектов к сети интернет в режиме реального времени -- делает такую обработку еще более эффективной

О чем и пойдем речь в большом материале от моего давнего Френда

Цитирую, выделяя некоторые места:

«На шаг впереди



Самая коварная черта цифрового контроля — его незаметность. В антиутопии Оруэлла «1984» Старший Брат постоянно напоминал о себе — грозными окриками смотрящих с экрана надзирателей, бесконечной пропагандой и быстрой расправой с инакомыслящими. Современные средства контроля вместо антиутопий берут на вооружение самые модные бизнес-книги: системы строятся вокруг «бесшовности», «user expirience», «data-driven desicions» и других, не менее актуальных концепций.

Но работают такие системы ничуть не хуже оруэлловской. Чтобы быть эффективным, цифровому контролю не нужна пропаганда и атмосфера страха — достаточно «больших данных», предиктивной аналитики и головастых ребят с желанием «move fast and break things». [Двигайся быстро и ломай вещи -- Хиппи Энд]

Итак, давайте познакомимся с очередной разработкой, воплощающей в себе этот нехитрый девиз Кремниевой долины. Её нельзя назвать какой-то выдающейся или уникальной, она воспринимается как обыденная корпоративная практика — и тем опаснее это ползучее проникновение инструментов тотального социального контроля.
Collapse )