September 1st, 2019

"Однако, никакие предположения, как оказалось, не могли сравниться с ожидающей нас реальностью"

Это -- воспоминания врача "Скорой помощи" из Луганска о событиях 2014 года

Сейчас они, наверное, кажутся уже такими далекими -- быстро несется вскачь время нашей жизни в начале XXI века

Даже есть ощущение, что воспоминания о событиях 2014 года уже воспринимаются в одном ряду с воспоминаниями о временах Великой Отечественной войны -- как то, что ушло в некое общее прошлое, уже НЕ относящееся к настоящему времени в широком смысле...

Как бы то ни было мне такие воспоминания конкретных людей о окнкретных событиях их жизни кажутся и информативными, и интересными, и полезными для понимания хода событий

А потому -- начинаю цитировать, выделяя некоторые места:

«Митрофанов Дмитрий

Жаркое лето 14-го

Аннотация: Я описал происходящее исходя из своего виденья. Возможно, оно несколько отличается от восприятия других участников тех же событий. Что ж, простите, если что не так, тем более что с тех пор, на момент написания сего текста, прошло почти два года. Но думаю, что если эти различия и есть, то они незначительны, ибо увиденное мной и моими товарищами по «Скорой» забыть невозможно



До того, как все это началось, я без малого пятнадцать лет работал водителем на Луганской станции скорой медицинской помощи. Меня, как и тысячи жителей довоенной Украины, мало интересовали какие-либо политические вопросы, ибо свои домашние проблемы казались мне куда более существенными.

Однако постепенное ухудшение жизни простого человека становилось все более заметным. Все больше становилась разница между бедными и богатыми. Украина становилась каким-то рабовладельческим государством. Те, кто всю жизнь пахали на заводах и в шахтах, кроме профессиональных заболеваний к концу жизни не имели ничего. В то же время все свободные и не очень свободные земельные участки в городе отдавались под застройки дорогих коттеджей, по разбитым городским улицам часто ездили дорогие автомобили с хамовитыми водителями.

Скорая помощь – служба, в которую часто обращались и те, кто жил в дремучих Луганских трущобах, и те, кто считал себя хозяином жизни. Одним словом, бывать приходилось и у тех, и у этих, так что у меня была возможность оценить всю глубину пропасти между бедными и не бедными. И среди бедноты, и среди «избранных» люди встречались разные. Но всегда бригада предпочла бы вызов к бедноте, нежели к богатым. Скорее всего, так было потому, что те, кто работал на скорой, сами относились к бедноте.
Collapse )