September 23rd, 2010

Раньше и теперь

В соседнем дворе срубили еще три больших, вполне здоровых, красивых дерева. Сегодня с утра за домами вновь визжали электропилы.

Механизм этой рубки наконец удалось прояснить. Городские власти Харькова дают заявку на спил деревьев частной компании, которая выиграла тендер на эту работу. Если в этой компании работают «свои» люди, то власти оказываются однозначно заинтересованными в том, чтобы спилить и «кронировать» (по максимуму) как можно больше деревьев. Потому что таким образом общественные деньги переходят в форму частного дохода компании «пильщика».

В моем Советском детстве я помню, как в городе шло большое строительство. И одновременно высаживалось много деревьев. Более того, строить старались так, чтобы уже растущие деревья по возможности сохранить. Срубить дерево люди в городе считали плохим поступком. Это «общественно осуждалось».

Не знаю, что было тому причиной: советское воспитание или просто неосознаваемый инстинкт самосохранения? Потому что деревьям мы – люди – обязаны в жизни всем:

– мы дышим и живем только потому, что деревья поглощают из воздуха углекислоту и выделяют кислород
– мы согреваемся зимой только потому, что используем топливо, «созданное» деревьями: дрова, уголь, нефть, природный газ – это всё остатки деревьев, сохраненные в земле
– мы выращиваем еду только благодаря почвенному слою, созданному и предохраняемому деревьями
– в жару деревья защищают нас своей тенью и тем, что переводят тепловую энергию солнца в иную форму путем фотосинтеза
– деревья поддерживают водный баланс на планете, снабжая нас таким образом питьевой водой.

Сейчас, похоже, с этим инстинктом самосохранения что-то случилось. Если в Харькове власти вырубают деревья просто так и даже имеют программу «спила всех женских особей тополей» – только из-за того, что 2 недели в году с них летит пух. Об аллергии, вызываемой пылью в вытоптанном и заасфальтированном городе, лишающемся деревьев, они, конечно, забывают. И на это, похоже, всем вокруг глубоко наплевать.

Во всяком случае, после общения с вполне вменяемыми низовыми представителями городской власти, у меня впечатление, что мы с женой – единственные, кого это волнует