July 2nd, 2010

РАЗГАР ЛЕТА

Розовая акация снова вовсю цветет. Стрижи вывели первых птенцов. Их теперь больше сотни – роятся, по вечерам проносятся мимо балкона пронзительно визжащими стаяйками. Подозреваю, готовят молодняк к долгим перелетам.

В заболоченной балке на ручейке – настоящие джунгли. Борщевики и крапива выше человеческого роста. Огороды заброшены, заросли малины одичали. Судя по состоянию тропинки, почти никто уже не рискует забираться в эти дебри. Масса насекомых, цветы, дятлы, сойки. Огромное количество лягушек – тоже новое поколение, еще небольшие. очень зеленые.

На прудике окончательно затопило тропинку, по которой народ пересекал балку. Теперь всем приходится идти в обход прудика. В результате – там, где когда-то была тропинка, поселилось семейство камышниц. Я никогда их раньше не видел. Очень удивился, заметив этих настоящих болотных водяных курочек.

Взрослая пара и четыре или пять уже довольно больших птенцов. Взрослые выбираются в пруд, птенцы держатся ближе к высоким, густым камышам. Стоял, наблюдал за ними, жалея, что нет бинокля. И вдруг на ветку ближайшего дерева сел зимородок.

Мы очень любим этих жутко красивых птиц. Секунд через двадцать зимородок спикировал в пруд. Но неудачно. Стремительно перелетел на другую сторону и уселся на крышу «железного домика» непонятного назначения на берегу. Еще пара секунд, и он – своим быстрым прямым полетом – умчался вдоль ручья.

А повыше пруда, на проводах между старыми деревянными столбами, щебетали, скрипели и чистили перья ласточки. Взрослые и недавние слётки с еще блеклым оперением. Я стоял на склоне, и провода были всего в нескольких метрах от моей головы. Когда ласточки взлетали и, проделав круг, возвращались на провод, их распущенные хвосты и крылья делали их похожими на экзотических птиц тропиков…

Лето – в разгаре