hippy_end (hippy_end) wrote,
hippy_end
hippy_end

Categories:

А интервью Данилко-то... после видео Шария обратно на Ютуб полностью возвернули (!)

Все видео взяты с американского ресурса Ютуб

Историю этого скандального для нынешней Украины предновогоднего интервью Андрея Данилко (его персонаж Верка Сердючка известен буквально всем и каждому) Дмитрию Гордону 31 декабря 2017 года вы, наверное, уже знаете



В нем Андрей Данилко неожиданно при всей регулярно пробивавшейся "самоцензуре" высказал целый ряд крамольных для нынешней Украины вещей, за что даже в самом конце извинился перед Гордоном в том плане, что, наверное, наговорил у него лишнего

После чего полное видео интервью, сначала размещенное на Ютубе телеканалом "112", было удалено -- аккурат та часть, где разговор перешел на "политические темы" и на темы взаимоотношений Андрея Данилко с его российскими друзьями и коллегами, вплоть до его личной встречи с президентом Путиным

Однако затем слово взял "шеф загадочных украинских корреспондентов Шария" Анатолий Шарий -- вот это видео, если вдруг еще кто-то не видел -- 3 января 2018 года



И -- о чудо! -- телеканал "112" не только вернул в сеть полное видео интервью Данилко Гордону в двух частях, но даже разместил его полный текст на своем сайте (!)

Откуда и цитирую "скандальную" часть интервью, однозначно свидетельствующую о том, что на территории Украины даже в самый разгар майдана и даже в квартирах, выходящих окнами прямо на него, были вполне адекватные и здравомыслящие люди

Жирным шрифтом -- вопросы, которые задает Гордон -- обычным -- ответы Андрея Данилко:

«-- Ты политикой интересуешься?

-- Да.

-- Последний Майдан стал для Украины благом или нет?

-- Нет. Мне и первый не нравился, честно скажу. Я же живу там рядом. Я не верю в то, что это может принести улучшение. Это всегда для меня театр. Я вижу, что есть режиссер, есть сценарий, есть артисты, есть массовка. И есть люди, которые абсолютно искренне участвовали в Майдане – и в первом, и во втором. Но у меня не было доверия ни к первому, ни ко второму.

-- Что, на твой взгляд, произошло с Крымом и Донбассом?

-- Крым аннексировали, и мне никогда не было понятно, почему за него не боролись. Думаю, что Крым отдали. Я не могу понять, как можно было взять и отдать. Артистам комментировать подобные вещи, наверно, не стоит. Надо в этом разбираться. Но я никому не верю – ни этой стороне, ни той. Все время прикрывание какими-то лозунгами: "Мы все так любим Украину". А при этом ты понимаешь, что она разваливается.

-- Как ты относишься к декоммунизации, к изменению названий улиц, к сносу памятников и так далее?

-- Я ужасно к этому отношусь. Когда говорят, что какой-то магазин находится на Артема, то никто это не воспринимает как фамилию – это местонахождение. Я в Полтаве жил на улице Розы Люксембург. Ее называли "Розочка". Это не был вообще человек, это такое название – "Розалюксембург". Сейчас называется улица Раисы Кириченко. Это моя землячка, я ее знал и очень любил. Но мне непривычно. Я еще понимаю, когда возвращают названия, которые были, исторические.

И мне кажется, что если уже называть улицу, то не надо называть спорными фамилиями, к которым через 20 лет поменяется отношение. "Пойду по Абрикосовой, сверну на Виноградную" – уже не будет вызывать никаких споров. Мне нравится "Крещатик", "Прорезная"– какая-то смысловая нагрузка.

-- Что ты, как гражданин, думаешь о происходящем сегодня в Украине?

-- Я мыслю коллективом. Я – руководитель коллектива из 26 человек. Эти люди зависимы от меня так же, как и я от них. Я хочу создать им максимально удобные условия. Я, в принципе, мог бы и не выступать, но я работаю, чтобы люди зарабатывали деньги. Я всегда выбиваю для ребят деньги – они никогда не выступают бесплатно. И мне бы хотелось, чтобы президент нашей страны так же заботился о людях. Даже в ущерб себе. Я не знаю, кто должен быть следующим президентом – я не вижу никого.

-- Сегодня с Пугачевой и Киркоровым ты общаешься?

-- Мы же там не бываем. По телефону… какие-то натянутые отношения у меня сейчас с Филиппом. У него был творческий вечер на "Новой волне", в Сочи, и он меня пригласил. Но я не захотел принимать участие. Во-первых, у меня не было сил, а во-вторых, мы не выступаем публично, на экране. А многие этого не понимают.

-- Как тебе кажется, Пугачева то, что сейчас происходит между Россией и Украиной, понимает?

-- Конечно. Человек, который первым дозвонился после Евровидения, – это была она. И она мне говорит: "Это такая заказуха". Там выходили такие программы, которые просто меня уничтожали, размазывали на пустом месте. Лариса Долина в интервью тоже сказала, что я не пел "Раша, гудбай", но нужно было меня уничтожить.

Я прилетел в Москву, и те девочки, которые меня прекрасно знают, которым я давал автографы, говорят мне: "Шапку снимите". Долго смотрят паспорт, потом говорят: "Станьте в конец очереди". Настолько накрутили людей… я реально не мог понять, что происходит. Это ситуация, когда тебе все говорят, что ты это пел, и ты реально себя чувствуешь виноватым. Пугачева сама ходила по каким-то редакторам, и когда было открытие "Радио Алла", она пригласила меня, зная ситуацию. Когда она объявила нас – мы вышли и так круто выступили. Я никогда не забуду, как Пугачева меня поддержала.

И то же самое Кобзон – он всегда интересовался, как у меня дела, понимая, скольким людям в советское время поломали судьбы. Сейчас, слава богу, другое время, ты не зависим от телевидения. Я сделаю завтра новый шедевр, запущу в интернет и все увидят. Но когда Первый канал России выпускает фильмы, в которых с сожалением рассказывает о загубленных судьбах… но Эрнст же делает тоже самое. Взрослый человек – и воюет с Веркой Сердючкой.

-- Как ты относишься к коллегам, которые по-прежнему работают в России?

-- Я могу говорить только о себе и кого-то осуждать или устраивать травлю… это выбор человека. Я против таких выходок, какие устраивают против выступлений: не нравится вам Ани Лорак – не ходите, не покупайте билет. Идет мама Каролины на концерт – у нее вырывают цветы, топчут их. И я понимаю, что эту картинку потом покажут в Москве, что это происходит в Украине. И у меня такое впечатление, что они работают на этих людей. Почему полиция не реагирует на подобные штуки?

-- С Ани Лорак ты по-прежнему дружишь?

-- Конечно. Это очень непростая ситуация. Люди там тоже переживают за то, что происходит.

-- Ты в России показываешься?

-- Афишные концерты я вообще не даю, но бывают корпоративы у людей, с которыми уже сложились долгие отношения.

-- Ты следишь за коллегами по цеху – россиянами? Ты смотришь, чем они занимаются?

-- Да. Реально мне это смешно. В мюзиклах иногда был такой текст, что я не мог его произносить. В какой-то момент я настолько от этого устал, что сказал, что я больше в этом участвовать не буду.

-- Недавно умер Михаил Задорнов. Тебе стало его жаль?

-- Конечно. Я был с ним знаком. Мы были в туре. Он относился ко мне очень хорошо, но был непростым человеком. У него была немножко зависть к успеху, к аплодисментам. Мне это было непонятно – как ребенок. Но при этом все всегда с уважением. За столом были юмористы, которых он словесно уничтожал, но я был на особенном положении. Он был яркий, умнейший человек.

-- Как ты сегодня относишься к запрету на въезд в Украину целому ряду российских артистов?

-- Плохо отношусь. Конечно, если какие-то вещи оскорбительные… я не понимаю, какая шкала.

-- Когда не пускают тех, кто подписывал письма в поддержку аннексии Крыма, – что ты об этом думаешь?

-- Конечно, это ужасно, и люди, которые руководят театрами, сами это понимают, но они зависимые люди. Любой человек может ляпнуть какую-то глупость, а потом может и жалеть.

-- Российские сериалы и фильмы, на твой взгляд, надо запрещать?

-- Зачем? Если ты можешь зайти, спросить пароль Wi-Fi и посмотреть "Ликвидацию" без ваших запретов. Это такая глупость – что это решит? Поднимайте производство, делайте фильмы – я только за это, но запрещать…

-- Тебе никогда не хотелось уехать из Украины куда глаза глядят? За годы независимости 10--11 миллионов людей просто взяли и уехали.

-- Я их понимаю – людям надо кормить семью, зарабатывать деньги. У меня было желание год-полгода пожить в Америке. Вот в Нью-Йорке мне очень хорошо. Я иду в шлепанцах по Нью-Йорку, и мне там хорошо выдумывается, на меня никто не смотрит. Даже если ко мне и подходят наши, то меня это не парит. Я столько раз был в Америке и ни разу не мог почувствовать Нью-Йорк.

А тут была Неделя высокой моды, и нас с Инной пригласили на пару показов (я – Сердючка, а Инна – мама). Мы походили на пару показов, и я не мог понять, почему американские модели бегут с нами фотографироваться, – а это все наши. Я говорю: "Инна, мы как обезьяны, пора заканчивать с этой Неделей моды". Мы надели тапочки, и просто ногами походили по Нью-Йорку. Получили массу удовольствия.

-- Ты перед многими президентами выступал?

-- Да.

-- Путина видел?

-- Да.

-- Вы общались?

-- Да.

-- И что он тебе говорил?

-- Есть такая история в интернете – кто-то снял на телефон. Я на концертах рассказывал – целый рассказ есть, и там все полностью правда – с подачи Сердючки, с ее текстами. Это был Форос, 2004-й год. Были Кучма и Путин. Там были известные артисты, и с нами никто не здоровался. Ведущим был Лещенко. Было очень жарко, они сидели в рубашках с коротким рукавом, мокрые, и было видно, что они думают, когда закончится это "веселье".

Выпускают нас, мы "дали", и Путин с Кучмой подошли ко мне. Поблагодарили за выступление и попросили выступить вечером, в атмосфере "без галстуков". Нам заплатили хорошие деньги, и мы вышли вечером. А остальное вы можете посмотреть в этом рассказе. Мне наливали шампанское, они и сами выпивали, а Путин не пил вообще.

Меня реально споили немножко, и мне показалось, что я тут самый главный. Путин стоял в метрах десяти, с бокалом, и сдержанно смеялся. Мне для баланса кого-то не хватало, и я Путина поманил пальцем. Гробовая тишина – только сверчки. Я моментально протрезвел, и не знаю, как вырулить. А Путин мне показал жестами, пальцем – "нет, ты ко мне".

Я бегу к нему, и меня поразило, что он очень маленький. И как будто он стеснялся. И он говорит: "Андрей, спасибо большое за выступление. Вы не могли бы, когда снимете свои доспехи, сесть с нами за стол?".

На тот момент он на меня произвел очень приятное впечатление. Может, оттого, что он Весы, я почувствовал эту нашу стеснительность, которая присуща этому знаку. За это наше общение ситуация вокруг нас сразу изменилась – мы стали любимцами, нам накрыли стол, и все артисты, которые с нами не здоровались, подходили к нашему столику и говорили: "Какие вы молодцы, как это все талантливо". Нам дали самолет, и мы улетели с такой помпой в Киев.

-- Больше ты Путина не видел?

-- После этого нас пригласили выступить у него где-то, а наш директор спросил, сколько это будет стоить. Это их очень сильно обидело, и контакты на этом прекратились. Я вообще не очень люблю с ними контактировать.

-- Если бы ты сейчас с ним встретился, и у вас была возможность по душам поговорить, что бы ты ему сказал?

-- Сложный вопрос. Мне кажется, что он может это все прекратить. Владимир Владимирович, надо это все заканчивать.

-- Сегодня среди возможных кандидатов на президентский пост называют Святослава Вакарчука и Владимира Зеленского. Ты можешь себе представить кого-то из них в роли президента Украины?

-- Я бы не хотел это представлять, потому что я считаю, что каждый должен заниматься своим делом. Вовчик должен смешить, руководить коллективом, телевидением заниматься, а Слава должен петь, писать песни. Я же был в такой ситуации после Евровидения, когда собралась партия под меня, которая называлась "Проти всіх". Съезд должен был быть в цирке, Сердючка идет в парламент.

Понятно, что это было предложение финансово очень заманчивое. Я находился в ситуации слушателя – они возле меня прямо танцевали. И вот когда надо было регистрироваться, то за несколько дней до этой регистрации в офис приезжали люди, которые давали мне 50 тыс. долл. только за то, чтобы я просто с ними поговорил. Это не влияло на ответ, хочу я, чтобы они были в списке или нет.

Это было в ресторане "Космополит", и они сказали Юрию Никитину, чтобы он отошел. Они сказали: "Надо двух человек в этот список. Мы можем перекинуть тебе в багажник три миллиона долларов". Я говорю: "Наверно, оставьте их себе". Я приехал на работу, и надо было через два часа ехать на регистрацию. Там уже собрались журналисты, массовка и я говорю: "Инна, нас убьют. Я не хочу".

И я сделал абсолютно правильно. Были же там и Руслана, и Вакарчук, и Огневич, и Повалий – это помогло? Так это только навредило. Игорь мне говорил, что Таю, в принципе, заставили. А что ей было делать? Это реально был такой пресс, что я не знаю, как бы я себя повел. Нельзя людей осуждать, а нужно понять»

Источник информации: https://112.ua/interview/ya-ne-veryu-v-to-chto-maydan-mozhet-prinesti-uluchshenie-427445.html

Ну, а если хотите посмотреть это интервью полностью, то вот видео, вновь размещенные на Ютубе 5 января 2018 года:

Часть 1-я



И часть 2-я




Украина -- Киев - снято 31 декабря 2018 года





Добавить в друзья


Tags: Видео
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments

Recent Posts from This Journal