hippy_end (hippy_end) wrote,
hippy_end
hippy_end

Category:

"Но в историю древнего города на реке Евфрат будет навсегда вписана дата 5 сентября"

Видео взято с американского ресурса Ютуб

Это -- уникальный получасовой репортаж стримеров Анна-Ньюс о последних днях наступления спецназа «Тигр» в ходе прорыва кольца окружения вокруг этого сирийского города Героя, в итоге которых они вошли в город буквально первыми с первым прорвавшим кольцо окружения танком дивизии "Тигр"

Итак, "Три дня до Деер-эз-Зора" – опубликовано 8 сентября 2017 года -- смотрите, слушайте и читайте, потому что для всех, кому сложно смотреть видео, потрудился сделать его полную расшифровку

И обратите внимание, насколько реалии сирийской войны отличаются от того, что рисует нам вдали от нее воображение по картам и сообщениям специализированных СМИ



Титры: «Три года аэропорт города Камышлы принимает грузы с гуманитарной помощью. Аэропорт Деер-эз-Зора блокирован, посадка невозможна. Все эти годы эвакуацию раненных и гражданских осуществляли два вертолета, -- полет над пустыней – синяя лента Евфрата внизу – грузы, сброшенные на парашютах – люди, собирающие с земли просыпавшуюся из мешков при падении крупу. --  Стволы артиллерийских орудий давно выработали свой ресурс. У защитников города осталось только два работающих танка.

Боевики ИГИЛ не прекращали попыток овладеть Деер-эз-Зором. Террористам удалось рассечь город на две части в январе 2017 года. Осада каждый день уменьшала шансы Деер-эз-Зора выстоять.

До 5 сентября 2017 года оставалось три дня

День первый

Репортер: «Поле стремительного продвижения группировки сирийских войск по трассе М20 до границы провинции Деер-эз-Зор  силы «Тигра» генерала Сухеля Хасана закончили подготовку к решающему броску. Дивизии предстояло пробиться к недостроенной грунтовой дороге, ведущей к базе 137-й бригады»
Бойцы на БМП: «Мы ее починили» -- едут по пустыне

Репортер: «Артиллерия – бог войны, -- ведущая огонь самоходка. – В пустыне это утверждение точно не подлежит сомнению. Небольшие населенные пункты на пути «Тигров» брались один за другим. Серьезной обороны у боевиков здесь попросту не существовало. Пустыня дает наступающим неоспоримое преимущество. Беспиллотники постоянно мониторят открытую местность. Террористам здесь сложно укрыться. Однако просто так сдаваться они не намерены»

Переговоры солдат у орудия: «Господи, я устал быть командиром» -- «Цель 5-5» -- «Отойди» -- выстрел – «Где мы сейчас находимся?» -- «Да, мы рядом с дорогой в деревню Аяш. Мы пойдем вдоль дороги и дальше. Надо освободить ее полностью»

Репортер: «Излюбленной тактикой ИГИЛ стали внезапные атаки смертников из засад. Закамуфлированная адская машина ждет своего часа икс и пытается нанести максимальный урон. 3 сентября наша съемочная группа едва не попала в эпицентр взрыва. Машина прошла в двух сотнях метров от оператора»

Крики солдат: «Справа, справа машина  «Хюндай»!» -- мчащаяся по ровной, как стол, пустыне машина. – «Скорей, скорей, иди сюда!» -- «Стреляй, стреляй быстрее!» -- бьют по машине, но мимо – «Она проехала мимо нас к ним» -- «Мы стреляли из ПТУРа, но не попали! Она проехала мимо!» -- «Смотри, смотри, она уже подъезжает!» -- взрыв – «Он взорвался у артиллеристов!»

Офицер: «Как ему удалось выехать на дорогу?! Надо было быстрее стрелять»

Стример: «Повеселились, конечно. Впервые увидел смертника вот так вот в глаза, буквально 200—300 метров. Хорошо, что мимо проехал. Вон, Мухаммед даже…»

Идут к месту взрыва – артиллерист: «Это место, где мы были. Здесь стояли пушки. Они приехали с той стороны. Он проехал между солдатами. Ехал очень быстро. Может, больше 100 км в час. Смертник хотел взорваться как можно ближе к пушкам. Чтобы сдетонировали боеприпасы. Наверное, он думал, что так убьют больше солдат. Мы убежали отсюда недалеко. Никто не пострадал. Немного осколков попало в колеса машин. Слава богу, все остались целы. Он взорвал только себя» -- ошметки на песке

Артиллеристы продолжают стрелять – «Давай, давай, ребята» -- сгоревшая машина – ночное небо пустыни – большая белая луна

День второй

Рассвет над пустыней – съемки с дрона

Репортер: «Иногда непонятно, чего стоит больше бояться: пуль противника или солнечного удара.  Каждый новый день – это тяжелое испытание для солдат и офицеров, уставших от тяжелого похода. Боевики чаще всего атакуют по ночам или на рассвете. Это время считается самым опасным»

Переговоры солдат: «Контролируй точку на северо-востоке, которую я тебе дал. Там месторождение»

Репортер: «Большинство пехотинцев, задействованных в этой операции, добровольцы. Многие прошли тяжелейшие бои за Алеппо. Теперь под руководством кадровых офицеров воюют здесь, на подступах к Деер-эз-Зору. На вопрос, в чем же секрет успеха «Тигров», из разговоров вырисовывается однозначный ответ: в примере и личном мужестве их командиров»

Переговоры: «Хорошо, парни. Чуть-чуть отдохните»

Репортер: «Горький опыт удачных атак смертников научил сирийцев полагаться  на переносные противотанковые ракетные комплексы. Расчеты постоянно наблюдают за местностью и реагируют на каждое движение. От их бдительности зависят жизни остальных»

Выстрел ПТУРа – взрыв у горизонта – «Смертник или просто машина?» -- «Мотоцикл и три человека. ДАИШ» -- едущий по пустыне танк

Репортер: «4 сентября дивизия вышла на грунтовую дорогу. И дальше пробиваться к Деер-эз-Зору предстояло по окруженному сопками тракту. Слева и справа от него ИГИЛ. Каждая занятая высота по обе стороны – жизненно важный узел для всей наступающей группировки»

Мощный взрыв на высоте на горизонте – на машинах едут по пустыне – водитель: «Вон там нефтяные вышки. Вон там гора» -- стример: «Это уже окрестности?» -- переводчику: «Мухаммед, ты не устал?» -- «Нет» -- останавливаются у группы солдат – Мухаммед, переводчик из бригады Лива Аль-Кудс, показывает рукой: «Деер-эз-Зор. Если есть телефон, позвони, если хочешь, кому надо» – стример: «Есть связь?» -- «Есть, да. Это – Деер-эз-Зор. Осталось мало. Будет наш»

Полковник Юнис, дивизия «Тигр»: «Мы сейчас прорываем блокаду Деер-эз-Зора и наших окруженных войск в городе. До наших войск нам осталось всего 3 километра, -- город в нескольких километрах за ровной, как стол, пустыней. – Мы сейчас продолжаем наступать, войска «Тигра». И друзья из сирийской армии встретят нас там» -- показывает рукой

Переговоры полковника с бойцами: «Что там?» -- «Машины, о которых я говорил, в той стороне» -- «Салех, Салех, не стреляй! Не стреляй из ПТУРа!» -- «Я не буду стрелять, но там машины!» -- «Контролируй точку на северо-востоке, которую я тебе дал!»

Начинается обстрел позиций противника – стример оператору: «Спускайся вниз, Саш… Давай к нам… да»

Снова едут по пустыне

Репортер: «Именно так и выглядит засада ДАИШ. Неожиданная, как первый пропущенный удар в уличной драке. Пикапы на бешеной скорости мчали по плато у Деер-эз-Зора. ПТУР не сработал, и, подумав, что это смертник, всем нам пришлось срочно уходить»

Стример: «Живой…» -- «Рюкзак выпал»

Репортер: «Пикап командира получил несколько пробоин, и съемочная группа предложила полковнику воспользоваться местом в нашей машине. Отойти мы успели вовремя. Три тачанки террористов ушли в сторону, чтобы отрезать путь к отступлению. Время шло на секунды. И выйти из-под огня удалось целыми и невредимыми. Прикрывавший отход стрелок зенитки получил ранения, но чудом уцелел. Как оказалось, вместо смертника это была ударная группа террористов»

В машине – стример: «Ты чё, всё коптер ведешь?» -- «Но он за нами идет» -- Мухаммед: «Стои здесь» -- по рации: «Штаб, на западе наши, не враг» -- полковник, по рации: «Выравниваем две линии, по холмам. Ты и вся группа – вперед! Командир, я продолжу. Все погибнут, мы всё равно продолжим! Молитесь за нас»

Репортер: «После отхода на предыдущий опорник полковник Юнис моментально рассредоточил пехоту и технику, запросил поддержку артиллерии и после двинулся в контратаку»

Полковник, по рации: «Они здесь.  Давай, Турмах, приводи своих ребят, -- бойцам. – Быстрее, ребята! Быстрее! -- совещаются. – Этот холм. На том холме есть ЗУ 23 мм боевиков. Надо двигаться туда. Мы тебе окажем огневую поддержку» -- по рации: «Группа Аль-Тарамих и Аль-Хаваре и Абу-Фераз. Они все мужики, они не остановятся. Командир, они видели там майора Дуреда и ПТУРы. Все группы направить к нему. Со мной только одна группа»

Полковник Юнис в машине стримеров: «Пока я жив, не забуду что помогли» -- Мухаммед, переводит: «Что взяли его, это не будет забывать вообще» -- полковник: «Очень приятно познакомиться. Мы друзья. Скажи ему, я полковник Юнис, командир в операции «Тигров». Не люблю, когда меня много снимают на камеру»

Стример: «Война, конечно, это череда непредсказуемостей, неожиданностей, и расслабляться на ней нельзя. Вот сегодня всем нам был преподнесен очередной урок»

Другой стример: «Действительно сейчас побывали в настоящем, реальном бою. Не в киношном. А настоящий бой – это страх, паника и хорош тот, кто с ней совладал. Ладно, поехали»

Бойцы на позиции в пустыне – огонь из ПТУРа – взрыв вдали

Стример: «Вот. Но, несмотря на сегодняшний, довольно непростой день, части «Тигра» закрепляются на утраченных ранее позициях, вот, готовятся к ночи. Скорее всего она будет непростой. ИГИЛ может контратаковать. Возможно, пустит смертников. Вот счас работает повсюду артиллерия, авиация, наносит удары, пытается создать своеобразную такую зону безопасности. Но сами видите, местность открытая, здесь сложно добраться бульдозеру, оборудовать какую-то насыпь. Там вспышка была» -- «Вон, видишь, вон!»

Снова езда по пустыне

Репортер: «Садящееся солнце пустыни провожало нас звуками разрывов авиабомб и артиллерийских снарядов. Чего ожидать ночью, никто не знал»

День третий

Утро – на рассвете работает артиллерия – по рации: «Таха, это второй смертник?» -- мчащиеся вдали на высокой скорости по пустыне машины – «Нужна зенитка на мою точку, командир!» -- «Абу-Адай, Зушка едет к тебе» -- утро в пустыне -- «Дуред, давайте немного правее и побыстрей» -- «Давайте, группы Таха 3 и Абу-Адай! Давайте, герои, давайте» -- взрыв у горизонта

Репортер: «С рассветом сирийцы продвинулись вперед на километр и взяли ряд сопок вдоль дороги. Это совпало с контратакой ИГИЛ и взрывом очередного смертника. Поднявшийся от бесконечных разрывов снарядов песок, словно туман, застилал всё вокруг. «Тиграм» удалось удержаться на новых позициях, и они ждали приказа идти вперед»

Снова работа артиллерии в пустыне – кипятят чайник на костерке из обломков досок --  грузят раненого в Скорую переговоры по рации – «Таха 6, там есть столб и небольшой холм. Я скажу другой группе помочь тебе. Хорошо?»

Репортер: «Последние два километра вокруг пустынной кишки обрабатывала российская и сирийская авиация. По сообщениям разведки противник отступил. До базы 137-й бригады оставалось подать рукой»

Вероятно, сооружения на нефтяном месторождении – солдаты на холме – «Не толпитесь, рассредоточьтесь! Я вижу машину на тех холмах. Где огонь и черный дым – там есть машина» -- пехотинцы крупным планом – танк с установкой для разминирования

Офицер: «Помните, там, гед мы пойдем, много мин. Поэтому следуйте только позади минного трала. Не справа или слева, только позади. Потому что много мин. Осторожней с минами, парни»

Полковник Самир Ясин, дивизия «Тигр», поясняет стримерам: «Это дороги, по которой мы будем наступать, -- показывает. – Мы откроем коридор между войсками здесь и там. Наши войска освободят территорию. Вы уже видели противоминный трал. Думаю, проблем не будет»

Репортер: «Последние километры третьего дня пути были совершенно открытыми. Вся местность вокруг – сплошное минное поле»

Уникальные кадры камеры, установленной на «минном трале» -- разрыв мины под тралом – съемки с дрона идущих гуськом за тралом через пустыню пехотинцев

Репортер: «Авиация равняла с землей всё то, что еще недавно было позициями боевиков. Никто не хотел давать ни малейшего шанса террористам помешать долгожданной победе»

Самолет проходит на бреющем над пустыней – идущий по пустыне минный трал

Репортер: «Камера, установленная на первом, вошедшем в Деер-эз-Зор танке, запечатлела поистине исторические минуты»

Встреча с защитниками города – флаг Сирии на насыпи

Генерал Иссам Захреддин: «Слава лидеру сопротивления Хасану Насралла!» И нашему главному лидеру Башару Аль-Асаду! Я поздравляю Саида Хасана и нашего президента! Евфрат – это жемчужина, о которой эти свиньи могут только мечтать. Мы посвящаем эту победу всем погибшим, раненным и славным людям Деер-эз-Зора. Это «Тигры» -- очень хорошие солдаты. Я снимаю перед ними шляпу. Они преодолели несколько сот километров и открыли дорогу к нашим святым в Деер-эз-Зоре» -- обнимается с командиром передового отряда «Тигров»

Сирийский репортер: «Я не знаю, солнце нам не помогает. Саша – хороший. Саша – герой. Саша – русский» -- о стримере Анна-Ньюс рядом с ним. – Мы пережили много прекрасных моментов раньше в Алеппо. А теперь пришел черед и Деер-эз-Зора. Я люблю моего друга. Я это говорил раньше и говорю сейчас. Слава Анна-Ньюс, слава России и человеку вселенной Путину!»

Саша, хлопает его по спине, говорит по-арабски: «Касуара молодец» -- смеется. – Алеппо отлично. Деер-эз-Зор отлично сегодня»

Подходят к генералу Захреддину, Саша, по-арабски: «Поздравляю с победой, -- целуются – Захреддин: «Поздравляю Сирию, поздравляю Россию и Хезболлу» -- селфи на память

Второй стример: «Это Касуара, один из самых безбашенных военных корреспондентов сирийского военного медиа, -- указывает на своего брата по камере. – Мы с ним работали в Алеппо, когда была… по штурму училища и в дальнейшем встречались с ним на Миньяне постоянно, лазили вместе. И вдвойне приятно увидеть его здесь, в таком замечательном месте»

Касуара: «Я очень горд слышать подобное от профессионалов»

Репортер: «Проделав такой сложный путь. Останавливаться мы не стали, -- машина снова едет через пустыню. --  Вслед за танком поехали вперед через базу 137-й бригады»

Стример Саша: «Слушай, вот это вот, по-моему, те развалины, которые мы снимали сегодня утром с сопки… Это здание, Кирилл, не узнаешь?» -- «Это уже город, город Деер-эз-Зор, вот он!» -- «А, кстати, да, да, да»

Репортер: «Город выглядел пустым и тихим.  Нам, привыкшим к интернету и моментальным новостям, поначалу было невдомек, что всего несколько сотен из ста тысяч населения окруженного города знали о произошедшем. Легендарный генерал Иссам Захреддин давал интервью коллегам с телевидения. И мы решили отправиться в гости к ополченцам из племени шайтат. Для них эта встреча была совершенно неожиданной»

«Салям алейкум…» -- худые бойцы в камуфляже

Репортер (со слов командира шайтат): «До 14-го года в провинции  в провинции Деер-эз-Зор против правительства воевали отряды Сирийской Свободной Армии и Джебхат ан-Нусра. Позднее, когда здесь объявился ДАИШ, они объявили войну всем. Кто не присягнул на верность псевдо Халифату, был убит.

Массовому террору подверглись и шайтат. ИГИЛ казнили более тысячи мужчин, женщин и детей. Это преступление – одно из самых массовых «зверств» ДАИШ, -- на самом деле, примеров цивилизованного поведения, потому что другие звери, кроме цивилизованных людей, так никогда НЕ поступают. – Так боевики навсегда стали кровными врагами 70-тысячного племени. Бок о бок с Республиканской гвардией его мужчины воевали не один год и отличились храбростью и стойкостью» -- бойцы угощаются сами и угощают гостей

Далее – улица города – мужчина размахивает флагом Сирии

Репортер: «К звукам стрельбы в городе давно привыкли. Но это было единственным способом сообщить людям о том, что три года кошмара скоро будут позади, -- едут по улицам, сигналя. – На пустые рыночные прилавки поступят продукты, заработают больницы, и жизнь после полной победы над террористами станет прежней, -- ликующие жители на улице. – Конечно, трех дней, чтобы сделать это, не хватит. Впереди еще бои за аэропорт Деер-эз-Зора, где в осаде по-прежнему находятся части сирийской армии.

Но в историю  древнего города на реке Евфрат будет навсегда вписана дата 5 сентября. Когда в Деер-эз-Зор вошел первый танк дивизии «Тигр»» -- шумно бегущие за машиной с репортерами радостные дети Деер-эз-Зора – кричат: «Бог хранит Сирийскую Армию!»


Сирия -- 3--5 сентября 2017 года




Добавить в друзья


Tags: Война в Сирии
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments