hippy_end (hippy_end) wrote,
hippy_end
hippy_end

"Словно символизируя всё это, в начале дороги нас встретил разрушенный свадебный центр..."

Видео взято с американского ресурса Ютуб

Это -- опубликованный вчера на Ютубе большой 26-минутный фильм о главной дороге жизни Сирии, связывающей Алеппо с Большой землей. Начав вчера вечером, сейчас я закончил его полную расшифровку для всех, кому сложно смотреть такие длинные видео

Фильм уникальный и в высшей степени интересный своим рассказом о том, какой сирийская война является в реальности, а не на картах

Поэтому рекомендую -- смотрите, слушайте и читайте -- авторский фильм сримера Сергея Бадюка "Дороги Сирии" -- опубликовано 1 сентября 2017 года



Автор фильма: «Дороги Сирии – это кровеносные сосуды, которые снабжают страну, обескровленную войной. Для кого-то это дороги жизни, для кого-то это, к сожалению, дороги смерти. Сегодня вы проживете один день с нашей группой, и мы проедем по самой важной сейчас дороге для Алеппо, это самый важный отрезок, -- съемки разрушенных войной районов Алеппо. -- Мы выедем через дорогу Кастелло, это дорога, по которой долгое время шло снабжение боевиков, мы расскажем вам об этой дороге. Потом мы выйдем на трассу Алеппо – Ханассер – Иттрия – Саламия.

Вся дорога, практически каждый 500—600 метров: либо взорванные, либо расстрелянные автомобили. Постоянно предпринимаются попытки Джебхат Ан-Нусры и ИГИЛ: Джебхат Ан-Нусра находится с одной стороны, ИГИЛ – с другой стороны. Где-то они приближены к дороге буквально на один километр. По дороге идут боевые грузы, по дороге идут медикаменты, по дороге идет питание, по дороге идет контрабанда – контрабандный бензин. Дорога живет разной жизнью»

Репортаж автора начинается: «Война в первую очередь разрушает. Разрушает здания, разрушает улицы. Разрушает мечты и планы людей. Словно символизируя всё это, в начале дороги нас встретил разрушенный свадебный центр «Голден Сити» и его владельцы, которые тем не менее духом не пали»

Владельцы: «Восемь уровней» -- «Восемь этажей?» -- «Да, восемь этажей» -- «За сколько думаете восстановить, если всё будет хорошо, если будет мир?» -- переводчик: «Ну, если они хотят, будут новый строить, нужно 15 миллионов долларов»

«Красавцы» -- проезжая, машут рукой детям Алеппо – «Ни одного уцелевшего места» -- сплошные развалины – автор: «Вообще ни одного уцелевшего дома просто»

Снова кадры разговора с хозяевами «Голден Сити» -- переводчик: «У меня есть фабрика обуви. На каблук, -- показывает. – Плачу деньги» -- автор: «А, просто пока наводят порядок, да?» -- «Да» -- «Еще не восстанавливают» -- «Продавали обувь на Россия» --автор:  «Удачи вам, ребята. Всё. Берегите себя. Потому что у меня отцу 75 лет, как ему. Дай бог здоровья. Спасибо. Спасибо»

Снова едут мимо сплошных развалин – автор: «С правой стороны были курды, слева были духи. Прямо дом в дом воевал» -- мужской: «Бойницы вот эти, с ДАИШ» -- автор: «Так и были, мы здесь так и были. Со Стасом, с Владом были два месяца, почти три месяца. А всё – переходы все внутри, дом через дом, через подвал дырки. Перелетик. Бойницы – всё сложилось, -- сплошные руины некогда жилого района. – И могло быть, так и так еще оборона могла быть – торцом. Сейчас мы едем такое еще разделенное… валы такие… Видишь, какие сделаны были валы» -- насыпи из обломков зданий вдоль дороги

Едут по дороге Кастелло – автор: «Вот здесь и снимем, наверное, да? – останавливаются на площади. – Тут пост есть какой-то? Ничего нет, да?» -- «Пост есть» -- «Где? Давай, выходим» -- «Вот же пост» -- автор, продолжает снаружи: «Мы находимся в самом в самом начале дороги Кастелло. По этой дороге шло всё снабжение боевиков. Вахамад, расскажи, что это за дорога?»

Переводчик: «Это дорога был давно и работал хорошо. До война. Идут людей через север на восток. Но четыре года назад они забрали его – боевик. Оторвали дорогу, трудно идут на эту дорога. Через эта дорога, куда вы хотите, это военная. А сейчас не может. Потому что боевик полтора километра от у нас, -- показывает. – Там есть боевик. Для Кастелло нельзя восходе. Они стреляют боевик на эта дорога мина и ракет. Много людей, который погибли на этой дорог»

Снова едут мимо развалин пригородов Алеппо – выезжают за город

Автор: «Сфира же стала для нас неким контрастом. По-восточному суетливая, полная жизни и главное – торговли. Она полностью передает дух Сирии и сирийского народа, уставшего от войны и готового всеми силами строить мир заново»

Берет интервью через переводчика (здесь и далее всё через переводчика) у местного молодого человека: «Ты откуда приехал?» -- «Из Хамы» -- «Из Хамы? Там бои идут сейчас?» -- «Сейчас уже нормально, короче, ничего так, как было, нету. Он просто говорит, что сирийская армия вместе с русскими помогают им. Из-за этого, короче, всё стало спокойно у них там в Хаме» -- автор: «Спасибо. Счастливо»

Автор: «Это Сфира, друзья, поселок, после которого начинается уже очень опасный отрезок. Если ехать от Алеппо в Латакию, значит, будет Джебхат Ан-Нусра – это справа. Слева будет ИГИЛ. Они примерно от километра до пяти расстояние. Сейчас в Сфире чем знаменита Сфира – вот здесь торгуют бензином.

Вы понимаете, что в местности, где мы находимся, нефтяных залежей нет. Т.е. эти районы контролируются полностью боевиками, т.е. практически весь бензин здесь, не практически, 100% бензина – это контрабандный. Т.е. он поступает из районов, подконтрольных боевикам, сюда. Мы сейчас пройдем, вы увидите, как бойко ведется торговля. Тут можно покушать. Мне вот презентовали маленький сок. Спасибо, -- гостеприимный хозяин торговой точки приглашает к нему зайти, -- Садык. Шукрам.

Вот. Такой вот небольшой поселочек. Те, кто едут из Латакии сюда, здесь уже выдыхают. Те, которые едут туда, делают глубокий вдох. Чтобы проехать удачно дорогу. Пройдемся, посмотрим, чем живет Сфира»

Сирийские дети – колонны машин – автор подходит к водителю фуры

Автор: «Спокойная дорога? Хорошо проехали?» -- переводчик: «Да, спокойно, мирно. Да-да-да.  Слава богу, слава богу… Очень добрый русские, очень хороший русские. Дай бог, чтобы вместе так будем жить с вами» -- автор, водителю: «Удачи» -- сирийцы на улице – проезжающие машины – мужчина на мотоцикле отвечает – переводчик: «Этот мотоцикл, короче, взял от ДАИШа» -- автор: «Боевой трофей» -- «Да-да. Они просто наступили Эль-Баб, и взяли этот мотоцикл от них» -- автор: «А здесь он чем занимается?» -- переводчик: «Бизнес, конечно бизнесом занимается. Он продает» -- автор: «Это вот в его магазине мы покупали» -- «Да» -- «Много людей сейчас ездит, когда…?» -- «Нормально, нормально едут. Всё, как было» -- «Спасибо, -- автор прощается с мужчиной на мотоцикле, переводчику. – Пойдем с нами. Пойдем бензин снимать»

Автор: «Бензин, поставляемый духами, здесь реализуется населению.  А точнее, проезжающим через Сфиру путникам. Восток есть восток, дело тонкое, -- спрашивает у местного жителя с ребенком. – А откуда бензин привозят?» -- переводчик: «Он прямо из станции» -- «А, вот эти, сливают с машин, да?» -- «Нет, станция. Есть такая станция… он оттуда привезет бензин и продает тут» -- «Дети помогают?» -- «Да» -- «Это всё его?» -- рядом уже несколько мальчишек – «Это сыновья его брата»

Снова едущие мимо машины – сирийцы крупным планом – автоцистерны…

Автор, в автобусе с пассажирами: «Спроси, страшно ли ехать по дороге? Скажи: мы русские» -- переводчик: «Нет, нет. Они не боятся» -- «Всё нормально?» -- «Всё нормально, да, да. Кого-нибудь из них хотите [спроситт]?» -- «Ну, женщин…» -- «Женщин – нет, можно, нет-нет» -- «Куда вы едете?» -- сирийка (через переводчика): «Халеб. Город Халеб» -- Халеб - на арабском Алеппо -- «А откуда добирается?» -- «Из Тартус»

«Из Тартуса. И сколько дорога занимает времени?» -- дети в автобусе радуются, что их снимают, машут руками – «Где-то десять часов» -- «Автобусами добираетесь?» -- «Да-да» -- «Сейчас спокойно ездить стало?» -- «Она не боится уже» -- женщина улыбается – мужчина говорит: «Благодаря вас, как русские» -- автор: «Спасибо большое, скажи, что мы желаем всем счастливой дороги. Щукрам. Щукрам»

Автор: «Мы продолжаем наш путь и дальше мы едем до Ханассера. Прямо под Ханассером стоит один знаменитый блок пост. Буквально недавно, меньше месяца назад бойцы Лива Аль-Кудс совершили там реальный подвиг, -- дорога на Ханассер. – Участок дороги после Сфиры на ночь перекрывается. Потому что боевики уже достаточно рядом находятся слева, справа. Ночью боевики часто минируют дорогу. Бывает такое, что не ставят фугасы, а просто делают земляные валы. И если машина идет ночью, не видит земляной вал, потому что фары выключают все, чтобы не обстреляли. И врезается в этот земляной вал.

Самое страшное, конечно же. на дорогах военных это мины. Саму асфальтовую дорогу минируют очень редко. Бывает, но это такие случае уже и ряда вон выходящие, когда конкретно кого-то ждут. А в основном минируются обочины. Самое опасное это съезжать на обочину. В районе перекрестка, на перекрестке, там, где обычно машины стоят или автобусы, минируется практически постоянно.

По всей трассе, по которой мы сейчас едем, буквально бывает через каждые сто-двести метров подрыв. Бывает такое, что километра два чисто. Но вся трасса усыпана остовами сгоревших машин, подорвавшихся, и которые слетают в эти земляные валы, -- лежащая на боку машина у дороги. – Потому люди, которые уже знают это, если ему в лоб идет машина, то лучше остановиться, подождать, как-то разъехаться, но ни в коем случае не съезжать на обочину. Это просто опасно»

В населенном пункте останавливаются, поднимаются в разрушенном доме на крышу – автор: «Прилетало… О,  прекрасно. Установка ПТУР. Офигенно, -- на крыше, в укрытии. – Дорога Алеппо – Латакия, особенно отрезок Саламия – Иттрия – Ханассер для Алеппо является дорогой жизни по аналогии, в принципе, друзья, как с дорогой жизни, которая через Ладожское озеро связывала осажденный Ленинград с Большой землей.

Приблизительно полтора месяца назад здесь произошло жестокое столкновение, в котором погибло сразу 28 бойцов. Командир отряда остался последним, был тяжело ранен, и с ним связывались по рации, просили его сдаваться, потом поменяться, а он отказался и подорвался гранатой»

Мужчина, через переводчика: «Отдали нам задачку взять Сертельские горы в управление деревья Кроза. Прямо оттуда, помогая коммандос, в направлении деревни Шиляли, -- показывает. --  Началась наша операция в два часа ночью. И мы взяли эти горы за четыре часа всего лишь, -- горы вдали от дороги. – Так, в шесть утром начал враг укрепить себя. И поставил техники…

И после семи часов утром кончились патроны, боеприпасы, и наши орудия, которые были с нами, были слабые, не смогли достать врага. Мы врага видели. Получилось то, что наши всех погибли. До последнего патрона они воевали.  Не смог враг взять их живых, -- зачем-то держит за хвост живую змею, которая пытается как-то сохранить себе жизнь. – Мы просто смогли тащить одного погибшего, и 27 из них остались там» -- отпускает змею – уфф, оа убегает по земле пустыни

Снова дорога – населенный пункт – дорога

Автор: « От Ханассера и дальше дорогу прикрывает целая сеть укрепрайонов. Они занимают высоты. Эти высотки расположены приблизительно от трех до пяти километров друг от друга. На них находится тяжелое вооружение типа танков, артиллерии, минометов, и днем террористы не рискуют их атаковать. А ночью дорогу полностью контролируют они. Вот сейчас вы видите прямо взорванное БМП, Это джихадмобиль. Террористы снимают башню с БМП, начиняют тонной взрывчатки и стараются атаковать укрепрайоны.

К счастью эта БМП, ее разорвало пополам, они не доехала буквально считанных там 50—10 метров до укрепрайона, ее расстреляли, она взорвалась, не ворвалась туда наверх и не погубила людей»

Снова дорога – основы сгоревших машин – укрепления на блокпостах – населенный пункт

Автор: «Наконец-то мы в Иттрии, можно чуть-чуть выдохнуть. Это очень важный стратегический пункт. Здесь были страшные бои еще год назад. Что здесь происходило, что здесь происходит сейчас, вам расскажет мой коллега, военный корреспондент Анна-Ньюс Олег Блохин»

Олег, стример: «Год назад примерно здесь была достаточно большая группировка правительственных сил и союзников с большим количеством техники, живой силы. Здесь стояло четыре батареи, две реактивных, две гаубичных. Контролировали трассу Иттрия – Саламия и контролировали трассу Иттрия – Ханассер. Почему здесь сложилась такая ситуация, что с одной стороны трассы в четырех километрах были боевики Исламского Государства. А с другой стороны – боевики Джебхат ан-Нусры.

Третья задача была – подготовка наступления на Ракку. Первые бои, такие существенные, состоялись в феврале месяце, когда часть группировки, узнав, что игиловцы движутся к Ханассеру, собираясь захватить его и тем самым отрезать трассу на Алеппо,  выдвинулась в северном направлении. Когда они дошли до Ханассера, попали в окружение. Их оказалось намного меньше, чем боевиков Исламского Государства. В окружении они пробыли порядка двух суток. Им удалось продержаться. Причем, к счастью, с минимальными потерями. Пока их не деблокировали бойцы Хезболлы и «Тигров пустыни» Сухеля Хасана»

Едут дальше – автор: «А я думал, что там прямо сверху. Как в Крыму у нас» -- водитель, оператор: «Я понял» -- автор: «Камеру спрячь пока» —въезжают в населенный пункт – заправляют машину с помощью местных жителей --  едут по населенному пункту – снова на трассе

Автор: «Вот здесь, стоп. Хорошо, хорошо. Всё, работаем, -- разбитая фура на обочине. – Мы находимся рядом с Саламией. Буквально десять километров до Салами осталось. В том месте, где меньше десяти дней назад боевики Джебхат Ан-Нусры сожгли колонну правительственных войск. Сожгли ее с той стороны, -- показывает. – Оттуда работали ПТУРы. К счастью никто не погиб.

Боевики здесь находятся совсем рядом, от трех до пяти километров, это Джебхат Ан-Нусра, слева – километрах в пяти находятся боевики ИГИЛ. Вы видите «Тигр» сгоревший (бронемашина), подбитый Т-72, по-моему, -- на прицепе платформе. --  Сгоревшая машина. Там еще сгорело два наливника. Дальше наша дорога идет на Хаму. В Хаме сейчас идут жесточайшие бои с применением артиллерии, танков, реактивной артиллерии, авиации»

Снова дорога – фуры – танк на платформе – наливник

Автор: «Глядя на сегодняшнюю Сирию, конечно же есть по поводу чего расстроиться, -- развалины домов Алеппо по обе стороны дороги. – Смотреть на разрушенные города и жизни действительно нелегко. Сколько ни занимайся политикой, не углубляйся в детали, война всегда ужасна. Но есть и то, что заставляет сердце биться сильнее. Улыбающиеся люди. Улыбающиеся дети. Жизнь, которая распускается, как цветом, посреди пустыни. Распускается, наперекор всему.

Смелость в глазах сирийцев. Смелость в действиях сирийцев. Это их жизнь, их земля. И они намерены вернуть это себе. В полной мере. Поэтому я и моя съемочная группа искренне надеемся, что совсем скоро любой из зрителей, будучи туристом, сможет без опаски остановиться на обочине сирийской дороги. Например, чтобы свериться с картой или размяться после долгого пути, -- поле цветущих маков. – И на нем будут шорты и легкая футболка. И никаких бронежилетов. Мира тебе, Сирия. Мира вам, сирийские дороги»

Дети, традиционно для видео из Сирии провожающие радостно съемочную группу




Добавить в друзья


Tags: Война в Сирии
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments