hippy_end (hippy_end) wrote,
hippy_end
hippy_end

Categories:

И вправду интересно: ну, зачем им такая, совсем не свойственная Западу, "благотворительность" (?)

Это -- вторая часть большой статьи о сети лабораторий для исследования биологически опасных патогенов, развернутой в двухтысячные года за деньги военного ведомства США в республиках бывшего СССР по периметру "осажденной России"

Первая была посвящена конкретно Украине, при желании Вы можете найти ее на сайте -- по ссылке на источник информации внизу (там в начале материала есть ссылка на первую часть)

В общем, материал мне кажется заслуживающим внимания (даже, если он является вбросом, само существование таких лабораторий, финансируемых очень издалека -- из-за океана, -- все-таки, рискну предположить, есть факт)

Итак, традиционно выделяя некоторые места...

«Для чего Пентагону биологическая «петля анаконды» вокруг России?

Для чего Пентагону биологическая «петля анаконды» вокруг России?

По поводу референс-лабораторий, развёрнутых Министерством обороны США в бывших советских республиках, существуют два устойчивых мнения. Первое: Соединённые Штаты после развала СССР обеспокоены, во-первых, условиями хранения патогенов и, во-вторых, не исключают вероятность биологической атаки на Америку.

Глобальный американский проект имеет целью свести к минимуму эти угрозы, оттого и вкладываются десятки и сотни миллионов долларов в лаборатории в Армении, Азербайджане, Киргизии, Казахстане, Грузии, Узбекистане, Молдове, на Украине – дескать, в этих странах возможны утечки в окружающую среду опасных штаммов микроорганизмов.

При этом не объясняется, каким образом, например, Армения или Узбекистан могут организовать биологическую атаку на США и почему лаборатории в основном располагаются в больших городах с высокой плотностью населения или на близком от них расстоянии: ведь гораздо логичнее, коль существует даже минимальная угроза утечки патогенов, строить такие объекты в пустынной местности, чтобы исключить вероятность эпидемии.

Кроме того, участие американского военного ведомства в проекте «снижения угроз» вызывает справедливые подозрения в том, что деятельность референс-лабораторий может иметь двойную цель. Собственно, в этом состоит второе мнение: американские биологические программы в постсоветских государствах – это способ обойти Конвенцию о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического (биологического) и токсинного оружия и их уничтожении 1972 года.

«Пентагоном сейчас, в настоящее время, развернута большая программа по созданию референс-лабораторий. Практически всё наше южное подбрюшье они охватывают – находятся в территориальной близости», – говорит военный эксперт, бывший советник Генсека ООН по химическому и биологическому оружию Игорь Никулин.

В Узбекистане первая национальная референс-лаборатория открылась в 2007 году в Ташкенте. В 2011 году ещё две  – в Андижане и Фергане, в 2016 – в Ургенче (Хорезмская региональная диагностическая лаборатория). Все они созданы за деньги Агентства по сокращению военной угрозы (DTRA), подразделения Министерства обороны США. Сеть лабораторий в Узбекистане намного шире, биолаборатории есть в Бухаре и Сурхандарье, Каракалпакстане и Самаркандской и Ташкентской областях. Просто известно об этих объектах крайне мало – их деятельность скрыта от общественности.

В августе 2011 года в Ташкентской области вдруг вспыхнуло неизвестное заболевание, симптоматически очень похожее на холеру. Врачи не комментировали ситуацию, хотя только за сутки 31 августа в больницу городка Янгиюль поступили 70 заболевших. «Некоторых пациентов привозили сюда в настолько тяжелом состоянии, что из-за резко упавшего давления они переставали дышать. Врачи бежали к ним, на лестницах, в коридорах, возле машин скорой помощи делали им немедленное искусственное дыхание. Накрывали халатом рот и вдыхали в них жизнь», – рассказывали на условиях анонимности медики. При этом информация о локальной эпидемии максимально ограничивалась.

В 2012 Узбекистан накрыло новое заболевание, которое практически одномоментно унесло жизни более 10 человек. Тогда старшая дочь бывшего главы узбекского государства Гульнара Каримова упрекала чиновников от медицины в бездействии – они практически не занимались выяснением причин гибели людей от неизвестного вируса.

Весной 2017 года в Ташкенте началась эпидемия ветряной оспы (по-узбекски – «сув-чечак»). Но в больницах врачи указывали другой диагноз – «аллергический дерматит», чтобы скрыть распространение болезни, поражавшей и детей, и взрослых.

Реальной статистики инфекционных заболеваний в Узбекистане не существует, на бумаге вспышки опасных заболеваний неизвестной природы превращаются в «единичные случаи». Выглядит это как минимум странно при столь активной деятельности DTRA по «уменьшению биологических угроз» в стране: при наличии современнейших референс-лабораторий люди вдруг оказываются заражёнными «неизвестными» патогенами!

…В сентябре 2005 года в американской газете Chicago Tribune вышла статья «США получает из бывшей советской республики патогенные микроорганизмы». Рассказывалось в ней о том, что «более 60 опасных и с