hippy_end (hippy_end) wrote,
hippy_end
hippy_end

"В нашем доме поселился замечательный сосед" или Зарисовка из Луганска

Вот такая зарисовка из Луганска от Френда, наблюдениям которого я вполне д

Оригинал взят у k_k_kloun в ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫЕ СОСЕДИ

Как-то в одной украинской электронной газете, редактируемой переселенцем, я прочел "Руководство о продаже квартиры в ЛНР и ДНР". К сожалению, руководство это совсем не напоминало веселое и жизнерадостное описание переселенческого квеста. (Переселенцы, я заметил, вообще как-то очень быстро отошли от позитивного взгляда на мир, от мыслей, что все, не убивающее, делает нас сильнее, и тому подобных тренингов счастья и добра. Но это к слову.)
Вообще-же статья была интересной, хотя и становилось понятно, что проделать этот путь могут только боги и герои. Одна строчка привлекла внимание, ее процитирую, как сумею:

"При встрече с покупателями квартиры, старайтесь сохранять хладнокровие и не говорить о политике. Чаще всего покупают в ЛНР квартиры просто несчастные люди, пострадавшие от обстрелов".

Я не знаком со всеми людьми, покупающими квартиры в ЛНР и ДНР. Хотя очень сомневаюсь, что все они пострадали от обстрелов. Более того: я видел своими глазами, как квартиры, вынесенные "градом" из домов целиком, впоследствии восстанавливались, Кроме того, мне не представляется, что человек, способный выложить за квартиру хоть и не 50-100, а всего лишь ( сегодня) 10-15 тысяч долларов такой уж сирый и убогий. Мне даже не представляется что такие люди вообще сейчас возможны в Луганске. ( Тут я, наверное, преувеличиваю). Судьба столкнула меня с одной семьей, которая купила квартиру неподалеку от меня весной 2016. Я мог наблюдать за этой семье и ее членами.
Было сказано, что новые жильцы два года провели в Крыму. У них была машина с российскими номерами, и мирные привычки сытых, здоровых, благополучных людей. Которые, быть может, не привлекли бы ничьего внимания в 2013, например, году.

До войны мы привыкли к людям, которые нигде не работают, но при этом ни в чем не нуждаются.

За три года отвыкли.

До войны в Луганске было немало женщин, которые не делали абсолютно ничего, даже не выводили ребенка гулять на детскую площадку. Это называлось " домохозяйка". Весьма почтенное занятие, считалось.

За три года мы от них отвыкли.

История о том, что можно безбедно прожить два года в Крыму, после еще останется на покупку новой квартиры в Луганске как-то плохо монтировалась с рассуждениями о «бедных людях, чье жилье пострадало от обстрелов».

Мы давно отвыкли пристально интересовался родом занятий окружающих нас людей. Еще в 90-х. Тогда была найдена формула: "Занимаюсь бизнесом". Бизнесом могло быть все, что угодно, от рэкета до собственного банка.

Рядом с новыми соседями не были ни одного человека, кого война не затронула бы до основания.

В кого не ткни, у каждого во время войны рухнуло все или почти все. Дни старожилов проходят в борьбе за выживание, а еще больше - в бесплодных думах о том, что можно сделать, чтобы не пропасть окончательно.

В это время новая соседка свешивается с балкона своей новой квартиры побазарить по телефону. Говорит долго, вкусно, кричит, хохочет. Иногда в разговорах мелькают знаки богатой духовной жизни и мощного внутреннего мира: гражданка требует от кого-то, чтобы ей срочно доставили новую компьютерную игру. Потом пара шумно перемещается во дворик для барбекю, очень скоро подтягивается местный "контингент", в расчете на приятную беседу и глоток халявного пивка. Заседание продолжается...

Вообще, новые жильцы создавали много шума. Возможно, его количество было обычным по довоенным меркам. Просто изменились сами мерки, и луганчане теперь вздрагивают даже от шелеста шин, когда трогается автомобиль, стоявший под окнами.

Эти не вздрагивали, а напротив, с шумом существовали. Там, где не успевали покричать сами, гавкала их собака. Сосед ругался с женой, потом и вовсе пропал, и возник какой-то другой мужчина. Затем третий ( это не рассказ о моральном облике современной женщины, если вы подумали. Это рассказ о совместимости существований людей, в жизни которых война была в виде обстрелов и людей, в чьей жизни война была в образе новых приобретений).

Ввиду бурной жизнедеятельности новых соседей большинство старых жильцов теперь cуществовало с трудом. Как повлиять на это, понятно не было. Война приучила, что обращаться не к кому, а прав тот, на чьей стороне сила, любая. Если не сила оружия, то сила молодости, сытости, луженой глотки.

При всей своей ненависти к "отношениям", я принял волевое решение, что побеседовать- неизбежный этап в этом скорбном деле.

Пара жильцов уже пытались добиться тишины. Ну и я туда же. Позвонил. Гражданка открыла. Полный вечерний макияж, само собой, в полвторого дня.

-- Добрый день. -- Говорю. -- У вас очень шумно. Это замечательно, что вы такие витальные. Но есть проблема, Если вы не в курсе, мы тут довольно долго жили под обстрелами.

В ответ был взгляд плюшевого животного. Гипотетически "пострадавшие от войны" соседи, очевидно, не понимали, о чем, собственно, речь.

Еще летом 2014 года стало ясно, что предприимчивость таиться в гражданах, от которых ее меньше всего можно было ожидать. Помню, как однажды в квартире соседнего дома ополченцы обнаружили целый склад компьютеров, телевизоров, и тому подобных недешевых предметов. Очень хотели побеседовать с предприимчивыми владельцами жилья, но те успели удалиться на безопасное расстояние. Думаю, таких интересных квартир тогда было немало, и немало же людей, не только собравших и с умом сбывших "товар", которые вовремя исчезли с мест, где им находиться не стоило. Видимо, в 2016 году уже настал момент, когда можно появиться в Луганске, и никто не поинтересуется, откуда взялись нашлись деньги на квартиру и пару автомобилей.

Когда пришли платежки, соседи посмотрели, сколько человек прописано в этой квартире.
Нисколько.

Итого. Совершается сделка продажи квартиры ( на украинской территории). В ЛНР она, очевидно, не подтверждена. Что, кому, за сколько продал и продал ли вообще- тайна, покрытая мраком. А может и не продавал, а подарил под напором " предложений от которых нельзя отказаться".

Но при любом раскладе новые владельцы не сочли нужным никого здесь прописать. Видимо, чтобы не портить документы ЛНР- овскими штампами. Или по иным высшим причинам.

Таким образом, имеем. В Луганске военное положение. Люди, чьи фамилии никому вообще не известны и координаты тоже( а источники доходов просто неинтересны), полгода живут в центре города. Люди - это дама свободного полета и разные джентльмены, которые приходят в гости днем и ночью, и о которых тоже никто ничего не знает.

При этом Луганское Министерство безопасности не щадя себя, постоянно разыскивает ДРГ.

Как будто членам ДРГ обязательно прятаться в кустах, и они не могут совершенно спокойно купить по бросовой цене нормальную квартиру и жить, не от кого не скрываясь и попутно радуя жильцов своими мирными и светлыми привычками.

С другой стороны – всякому интуитивно понятно, что одно дело ДРГ. А другое: люди, которым просто приходится жить в ЛНР, поскольку, например, в Лисичанске или в Воронеже к ним назрел ряд вопросов у местной полиции, банка или просто каких-то хороших людей. Для такого дела не грех и приобрести квартиру в Луганске, если, конечно, никто не подарит просто так. А если и нет, то ведь 10 тысяч долларов- это "смешные деньги".

И при любом раскладе над всем реет мысль:

-- У вас война? А нам-то что? Мы КВАРТИРУ КУПИЛИ!!




Добавить в друзья


Tags: О жизни
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments