hippy_end (hippy_end) wrote,
hippy_end
hippy_end

Category:

А ведь Янукович-то... гораздо умнее, чем кажется или Анонс "украинского Нюрнберга"?

Видео взято с американского ресурса Ютую

Ну, и раз уж совершенно промайданных телеканал "112" в эти дни приложил столько усилий к ПИАРу Виктора Януковича, то и я вношу свою лепту, затратив сегодня около пяти часов интенсивной работы на практически полную расшифровку вчерашней конференции Виктора Федоровича в Ростове-на-Дону после окончания его допроса Святошинским судом города Киева по делу "беркутовцев"

И вот что я вам скажу, уважаемые читатели. Внимательно посмотрев эту пресс-конференцию, лично я лишний раз убедился, что Янукович гораздо умнее, чем это может показаться в силу его косноязычия и его проблем с общим образованием, которым так любят гордиться те, кто полагает себя умнее его. Более того, я бы даже рискнул предположить, что возможно -- Виктор Федорович умнее многих из тех, кто так любит над ним потешаться

Потому что в противном случае пришлось бы считать Оливера Стоуна попросту лохом. Ведь он общался с Януковичем целых четыре часа, и раз уж он посвятил этому столько времени, то рискну предположить, что разговор этот был ему
 интересен

Да и некоторые ответы Януковича в ходе этой пресс-конференции я бы -- чисто субъективно, конечно -- назвал ответами умного человека

Впрочем, смотрите, слушайте и читайте сами эту пресс-конференцию, которая уже откровенно смахивает на начало "суда над судящими" -- своего рода анонс вероятного будущего "украинского Нюрнберга"

Некоторые, ключевые, на мой взгляд места, я выделил жирным шрифтом, вопросы намеренно сократил и свел к их сути из-за большого обхема работы



Янукович: «На мой взгляд, то, что состоялся сегодняшний допрос, и  состоялась эта дискуссия в суде, в зале суда с родственниками потерпевших, с адвокатами, с прокурорами, с судом – она имеет огромное значение с точки зрения перспективы развития событий в Украине. Какой дорогой пойдет Украина.

Я думаю, что мы все мечтаем о том, чтобы Украина была правовым государством, чтобы в Украине не нарушались права человека, чтобы Украина была успешным государством с точки зрения экономики и комфортным с точки зрения жизни людей. И моя цель была сегодня – все-таки найти правильный путь установления истины по тем событиям, резонансным событиям, которые были в Украине и на майдане и, конечно, они, в общем-то, напрямую дали толчок к расколу этому в обществе, потом территориальные возникли проблемы.

Ну, и, конечно, ситуация с точки зрения жизни людей в Украине не улучшается. К сожалению. Особенно тяжело живется людям старшего поколения, которые, ну, очень много пишут мне писем. Знаете, такие письма душещипательные. Они пишут: что мы сделали такого плохого, что над нами сейчас так издеваются. Уровень жизни упал, расходы растут, тарифы растут, жилищно-коммунальное хозяйство выросло. А у людей других доходов нет.

Поэтому… Я когда вот сегодня стоял там, в суде, выступал, знаете… меня очень часто не покидала мысль: что самое главное, что нужно сейчас сделать? Ведь речь не идет о власти там. Речь идет о стране. Что нужно сделать?

Первое: нужно вернуться в правовое поле. Второе: нужно договориться, как в этой стране жить всем вместе. Ведь это же не секрет ни для кого, что страна расколота. Это – расколота давно уже. Но то, что произошло, это никак ее не объединило, а наоборот – еще больше обострило противоречия внутри государства.

И вот я об этом думал. И думаю, что все-таки, наверно, хотелось бы, чтобы это сделали мы.  Хотелось бы, чтобы это сделало вот наше поколение. Хотя бы первые шаги для объединения. Ведь сегодня Украину не раскололо то, что я не подписал соглашение о создании зоны свободной торговли. Не это. Ведь евроинтеграцию мы проводили, наверное, активнее, чем какое-либо другое правительство за все годы независимости.

И мы ее не остановили, а мы ее приостановили для того, чтобы подписать соглашение, которое бы соответствовало нашим национальным интересам.  Мы хотели все-таки получить от этого соглашения не пустой звук и красивые слова, а получить что-то весомое. Понимаете? Раз. И второе – подписать соглашение с Европейским Союзом и разрушить отношения с Россией – это худшее, что можно было сделать. Этого никогда не нужно было допустить и допускать никому. Ия то очень хорошо понимал.

Поэтому сейчас речь идет о том, чтобы объединить две части Украины. И если у власти хватит на это мудрости, и хватит сил сегодня сесть всем за стол переговоров, не делать одних изгоями, а других – героями, а объединить страну.  Вернуть на территорию сотни тысяч беженцев, которые уехали. Не только с Донбасса, но и из других регионов Украины. Вот это главная проблема, которая есть. Вернуть людям веру в будущее. Вернуть людям родину. Чтобы люди вернулись на родную землю. Вот я об этом сегодня думал. Такое было настроение»

Вопрос: «Удовлетворены ли вы тем, что сегодня произошло?»

Янукович: «Вы знаете, я удовлетворен тем, что мне удалось сказать. Потому что до этого у меня такой возможности не было. Это как бы то, чем я удовлетворен. Но сказать большее я сейчас не могу. Почему? Потому что многие вопросы пока непонятны. Будут ли возобновлены расследования по гибели работников правоохранительных органов? Уравняют ли права семей погибших на майдане и работников правоохранительных органов? То, что в принципе прописано Конституцией. А для установления истины без этого нельзя обойтись.

Дальше, я не знаю, будут ли учтены те доказательства преступлений на майдане, которые приводились вашими коллегами во время этих событий на майдане? Они, в общем-то, исследованы, вложены, можно сказать, в этот научный труд  Кочаловского. Человека с Канады. Он как бы не заангажированный, он дает очень такие справедливые оценки и очень профессионально. Т.е. эти исследования – очень важно, чтобы были изучены следствием.

Поэтому вот насколько нам удастся всем вместе преодолеть те проблемы, которые есть – я имею в виду свидетелям, потерпевшим, обвинителям, я имею в виду в прокуратуре – всем, кто занимался вот этим очень резонансным делом. Так? И, конечно, суд. Вот если мы получим какой-то отсюда исчерпывающий ответ, нормальный, и он как бы раскроет этот вопрос широко и даст ответ всем участникам этого процесса, тогда я могу сказать, что мы все вместе, я там не хочу никакую себе заслугу приписывать, что мы все вместе можем достичь этого результата. Все участники этого процесса»

Вопрос: «Сегодняшний допрос какие последствия будет иметь?»

Янукович: «Ну, знаете, мне спрогнозировать очень тяжело. Почему? Потому что всё, что происходило накануне, вы видели эти попытки заблокировать этот процесс. Дальше там сегодняшний день – попытка Луценко надавить на суд. Вы знаете об этом или нет, его заявление… Я не хочу никакие ярлыки ни на кого вешать, не хочу. Но у меня очень большая тревога. Но есть и надежда»

Вопрос: «Должны ли лидеры майдана такого уровня, как Яценюк, Турчинов также дать показания в суде?»

Янукович: «Ну, вообще-то, три года прятаться, да… Мне задавали вопрос: почему я там что-то делал не так, много вопросов. Но три года прятаться, потом принять решение или даже закон – ввести в ранг закона: уничтожить все факты преступлений на майдане… Я, в общем-то, не знаю, как это всё объяснить. Но, наверное, суду было бы правильно или справедливо всех участников майдана, да, активистов майдана, лидеров оппозиции – тоже допросить в суде.

Что они скажут? Как они смотря на это? Как они могут это объяснить? Что это происходило. По чьей вине. Кто это захватывал здания, из которых велась стрельба снайперов? Сегодня ведь это уже не секрет. Кто охранял здания и не пускал туда людей, в том числе, майдановцев? Это тоже не секрет. Но здесь нужны объяснения. Я, например, не знаю, как были распределены обязанности вот у активистов майдана: кто за что нес ответственность.

Что такое допустим комендант – Парубий? Кто его знает. Что он делал там, комендант? Следил за правопорядком на майдане? Какие у него там были обязанности, функции? И все остальные. Потому что они все выступали на майдане, призывали. Например, ну, Луценко должен объяснить: почему он призывал взять оружие? И его призыв услышали, и взяли оружие, и начали стрелять. А сегодня он – Генеральный прокурор.

Ну, может быть, на время расследования ему не в суд нужно ходить, а ему нужно было бы там так сказать: пока идут здесь расследования, я делаю паузу и не выполняю добровольно функции Генерального прокурора, не мешаю следствию. Например. Ну, сделал бы какой-то такой красивый жест. Да?

А все остальные лидеры – они сегодня все при должности, кому-то, как говорится, не досталась должность, кто-то критикует власть уже сегодня, например, как Тягнибок. Отя он в мой адрес тоже очень много высказал различных эпитетов.

Вот. Значит, лидеры майдана должны в суде выступить, и это было бы справедливо – чтобы их услышали семьи потерпевших. Но при этом в суде – тут должны присутствовать семьи потерпевших работников правоохранительных органов. И тех, и других. Они все граждане Украины. И мне жалко, и я сегодня высказывал свои соболезнования тем людям, которые присутствовали и представителям погибших на майдане.

И конечно нужно в обязательном порядке, чтобы на этом суде присутствовали представители семей погибших работников правоохранительных органов. Тогда это будет справедливо. Тогда это будет полноценный суд, в котором можно будет судье установить истину»

Вопрос: «Три папки… Можете сказать, кто был виноват в стрельбе на майдане и назвать конкретные фамилии?»

Янукович: « Ну, можно сказать однозначно, что невыгоднее всего это было власти, это мне – невыгоднее всего. А кто захватил власть – им было выгодно. Эти фамилии – они всем известны. Поэтому их не нужно долго вычислять. Вы хотите, чтобы я об этом сказал? – усмехается. – Ну, все, кто пришел к власти, -- загибает пальцы. – Турчинов пришел к власти? Был исполняющий обязанности президента. Антиконституционным путем назначенный. С нарушением Конституции и т.д.

Ну, все. Лидеры оппозиции, которые были в то время, когда они выступали. Да, кто-то мне говорил: мы не можем – вот Кличко мне говорил: мы не можем повлиять на радикалов. Но зачем вы тогда берете на себя обязательства на переговорах? Нам говорите одно… То же самое, допустим… Да говорил каждый из них. Я не только хочу сказать о Кличко. Парубий, кто там… Пашинский… Парасюк призывал тоже взять оружие в руки. Взял он его или не взял? И что он делал?

Это должно решить следствие. И суд должен установить истину. Мы не должны вешать ярлыки ни на кого. Но я против того, чтобы сейчас вот этих ребят, беркутовцев… Значит, они никакой вины своей не чувствовали. Они были дома, на территории Украины. Их пришли, взяли, посадили и начали сейчас эти разбирательства. Я считаю, что это неправильно.

Тем более, мы знаем хорошо материалы дела. Через различные источники. Ну, я не могу вам всего называть. Потому что очень много осталось очень честных работников правоохранительных органов, которые не хотят выполнять заказы власти. А те, которые берут на себя такую ответственность, и выполняют заказы власти – это на всех уровнях правоохранительных органов, в том числе и в судах, -- конечно, они себя чувствуют неуютно.

И у них есть большая тревога в том, что не дай бог власть поменяется. А это очень часто происходит, не только в Украине, и в других странах. Придет новая власть, и они окажутся на месте тех, кого они сегодня сажают за решетку. За нарушение законов. За фальсификацию и т.д. Это всё белыми нитками шито! Белыми нитками.

Поэтому время сейчас еще есть остановиться и подойти со всей ответственностью всем к выполнению своих обязанностей, выполнять закон. А некоторые законы нужно изменить. Как вот этот, ну, я не знаю, беспредельный закон, который принял решение, значит, уничтожить все доказательства и не расследовать… в отношении участников акций на майдане. Ну, как это? Как к этому можно относиться, скажите мне, пожалуйста.

Я уже говорил, я… Ну, мы… У нас очень много сейчас есть международных контактов. С правовыми организациями в различных странах. В Европе, в Соединенных Штатах Америки. В шоке они. Они сейчас получают уже очень много документов, они в шоке. Они говорят, что нет такого ни в одной стране мира. Чтоб было в законе написано: уничтожить все доказательства»

Вопрос: «Чувствуете ли вы себя свободным на территории России? И выезжали ли вы за пределы России»

Янукович: «… Я за пределы России не выезжал. Да, в такой ситуации, в которой я живу: в отрыве от родины и… если вспомнить мою жизнь, чем я занимался всю жизнь, это, наверное, самые тяжелые годы в моей жизни. Не только для меня, но и для мое семьи, моих близких, но и самое главное, что я говорю, это для той части Украины, которая является моими единомышленниками. А это половина Украины.

Поэтому речь идет не обо мне лично. Я сказал, что мне очень тяжело и больно. А речь идет о том, что же дальше будет? И вот то, что будет дальше, меня это больше всего беспокоит. И там на те вопросы, которые  там выслушивал, и в комментариях часто: что там рвусь к власти. Я к власти не рвусь. Я об этом вообще не думаю. Я думаю: первое, как прекратить войну. Как людей вернуть на родную землю. Как восстановить Донбасс. Ну и в целом – как восстановить нормальную жизнь людей на Украине. Вот это меня очень беспокоит, и я об этом думаю. Но я сейчас об этом не хочу много говорить»

Вопрос -- насчет вопросов прокурора в суде о переговорах с Медведчуком, Путиным… «Неужели вы не помните этих разговоров… Неужели вы рассчитываете вернуться в страну, где вас презирают, где половина страны с вас смеется, а вторая половина вас ненавидит, где люди под пулями не отступали только ради того, чтобы избавиться от вас?»

Янукович: «Я сегодня выполнял свой гражданский долг перед теми людьми, перед которыми я в свою время присягал. Это первое. Второе, я действительно, всё, что я говорил, я говорил искренне. Да. И ваши предположения, что это так или не так – это ваше личное дело. Я вас практически не знаю. Первый раз, можно сказать, вижу. К сожалению. К сожалению, да, -- улыбается. – У меня не было возможности с вами, так сказать, побеседовать: глаза в глаза. Ну, и я уверен в том, что и вы меня не знаете.

Поэтому у меня нет никаких оснований, никаких оснований говорить о вас что-то плохое. Я воздержусь от этого. Понимаете? Но вы еще молодая девушка, у вас еще вся жизнь впереди. А я уже, ну, достаточно много в этой жизни видел всего. И у меня намного больше оснований… знаете, говорить в более утвердительной форме, чем вы. Да. Поэтому не берите на себя грех на душу. Да. Не берите. У вас если нет деток, они еще будут. А если есть – дай бог им здоровья. Не наговаривайте на себя.

То, что вы мне сказали, я хорошо понимаю. Что у вас есть своя позиция. И вы относитесь вот к той части, можно сказать, Украины, радикальной части Украины, которая имеет радикальную позицию. Мне кажется, что… знаете, вот, особенно женщины, которые во все времена пропагандировали и стремились к миру и к смирению – они имели намного больший успех, чем те, которые призывали к войне. Понимаете?

Поэтому не присоединяйтесь, я вам рекомендую, к радикалам. Вам намного больше с вашей внешностью совершенно другая позиция идет, чем та, которую вы высказали.

Что касается памяти, она у меня, ну, прекрасная. Я могу даже, ну, некоторые уроки преподавать в этом плане. Но, знаете, то, чему я не придаю значения, и как бы для меня это не имеет большого значения, я это не запоминаю. Не держу просто. Поэтому, какие звонки были… С Медведчуком у меня были звонки… Как таковых прямых звонков с Медведчуком если были, они у меня считанные. За всё время наших отношений. Понимаете? Считанные.  

Когда он работал главой администрации президента, мы работали. Сейчас, в последнее время, в последние дни у нас… Но я совсем… это не значит, что я к нему отношусь плохо. Я вам скажу: человек, который имеет какую-то позицию, он всегда заслуживает уважения. У вас вот такая позиция, у него – такая. Любая позиция человека, если он ее имеет и он ее отстаивает, она заслуживает уважения. Во всяком случае, хотя бы попытки попробовать его понять. Почему он занимает такую позицию? Я всегда так относился к людям. Понятно?»

Вопрос: «Как вы оцениваете ход судебного разбирательства по убийству в Одессе и по убийству Олеся Бузины?»

Янукович: «Конечно, то, что произошло в Одессе, это страшно. Это очень резонансное событие мирового уровня. И если… Я не верю в то, что это не будет расследовано. Это преступление не имеет времени. Оно будет расследовано. Если не будет расследовано этой властью, следующей, значит, будет международное расследование. Но я думаю, мы все нуждаемся в том, чтобы услышать истину. За что ж все-таки жгли там людей живьем? И убивали.

Как проходит расследование? Ну, мне комментировать нет необходимости. Сегодня мы не имеем никаких результатов расследования, хотя всё это было налицо. Это, опять-таки, это было на совести этой власти.

Алексей Бузина… Алексей, по-моему?.. – подсказывают имя. -- Олесь. Я его лично знал. Нам приходилось с ним встречаться. В разные времена у меня с ним были разные отношения. Он очень такой был, знаете, бескомпромиссный человек. Вот занимал позицию, и, как говорится, всё, там с ним договариваться о чем-то было очень сложно.  Непросто, во всяком случае. Нужно было иметь очень много аргументов, чтобы его в чем-то переубедить.

И вот, допустим, мне очень комфортно было с ним всегда общаться. Очень комфортно. Светлая ему память. И конечно, это резонансное убийство. Его можно сравнить, рядом поставить с убийством Гонгадзе. Оно ничем не отличается. Т.е. это резонансное убийство. Я думаю, для вас, для журналистов это также очень важно. И я думаю, что каждый из вас, кто хоть какое-то будет иметь к этому отношению, он все равно там приложит какие-то свои усилия или намерения добрые»

Вопрос: «Что в ваших папках? Насколько убойные там доказательства?»

Янукович: «Я… Вот вы знаете, я частично пытался сегодня зачитать, чтобы это услышали все. Вы видели во время судебного заседания. Суд, согласно закона, поступил правильно. Т.е. мне буквально чуть-чуть дали возможность приоткрыть. Но я не успел ничего фактически сказать. Поэтому… здесь вот мой адвокат, Виктор Сердюк, он бы на этот вопрос ответил по закону. Но вам это не интересно будет. Так или нет?

Но я вам скажу: если только эти материалы будут приложены к делу, значит, картина совершенно перевернется в обратную сторону. Совершенно. Значит, повторяю еще раз: это не то, что мои свидетельские показания. Я, как человек заинтересованный в установлении истины… на меня, на моих друзей, на моих близких, в общем-то, это простые люди, граждане Украины – на них начали выходить люди в страхе, что власть их там найдет, достанет и покарает за то, что они будут говорить правду. Будут преследовать их детей, близких и т.д. И начали нести эти материалы.

Такая возможность появилась. И вот эти материалы начали собирать, и их собрали. И продолжают люди нести  эти материалы, эти свидетельства. В том числе, ваши коллеги журналисты. Очень много. Значит, я еще раз вернусь к этому человеку, который у меня вызвал, ну, глубочайшее уважение за его позицию – это Кочаловский.  Да.

Это ученый, который не пожалел, у него никаких особых мотиваций там не было. Но он приехал на Украину, провел огромнейшую работу, потом провел работу научную, исследовательскую. Объединил это всё, систематизировал. И вот то, что он, начиная с 14-го года: 14-й, 15-й, 16-й год – уже всё это дополняется, расширяется. И он настаивает, чтобы эти материалы были до расследования привлечены.

Причем, он апеллирует к Совету Европы. Он апеллирует к другим странам. В том числе, и к России апеллирует. Ко всем.  Давайте, вы же все заинтересованы. Вы хотите защищать права людей. Давайте вместе со мной, вместе с моими коллегами давайте мы выполним эту работу. Ведь это яркий, ярчайший пример того, той трагедии, которая произошла, как говорят, вот у всех на глазах. И еще все живы свидетели, слава богу, здоровы.

Да, погибло много людей, пострадали, людей разогнали. Как просто так можно разогнать людей? Сотни тысяч уехали, покинули свою страну. А как? Почему? И вот он на все эти вопросы дает ответ»     

Вопрос: «Позволит ли вас статус в России избежать выдачи в Украину? Не могли бы вы уточнить этот статус?»

Янукович: «Статус у меня не изменился. Значит, по всем уголовным делам, по которым были попытки меня привлечь к ответственности, мне предъявляли подозрение… Но, знаете, эти дела – они или прекращены, или приостановлены по ряду причин.  Но они во всяком случае не расследуются. Все обвинения, которые были в отношение там моих каких-то коррупционных действий. Там какие-то мифические суммы называли.

Я, конечно, хотел бы быть таким богатым, -- смеется. – Можно только помечтать. Можно было бы блефовать, знаете, что, вот смотрите, у меня там эти КАМАЗы еще есть, вы попробуйте… Да… таких КАМАЗов можно нафотографировать сколько угодно на наших дорогах, но они не мои, и я не знаю, что в них там перевозили или перевозят.

И сегодня мои адвокаты за рубежом – они получили уже исчерпывающие ответы практически со всех стран, которые там пытались принимать участие в каких-то расследованиях по мне. Но эти расследования уже все прекращены, и ответы получены. Решением суда эти все государства обязали дать ответы. И они дали ответы, что никаких счетов не обнаружено, никаких денег у меня за рубежом, ни в каких оффшорах я ничего не хранил.

И мои адвокаты исследовали ситуацию в Украине. Получили там исчерпывающие ответы по всем направлениям, которые их интересовали и волновали. И установили, что никаких тоже на Украине у меня подпольных счетов не было, нет и не могло быть. Почему? Потому что я в публичной политике уже очень-очень-очень много лет. И меня всё время, как говорят, светили со всех сторон. И у меня не было ни малейшего желания даже подставляться. Потому что рано или поздно это всё равно бы где-то как-то выплыло.

Поэтому мои все деньги – они накапливались там на моем счете в Сбербанке в различные времена жизни. Всё, что я приобретал, я всегда всё декларировал. И у меня всё, что было, на сегодняшний день арестовано. И властью, и различными решениями, я не знаю там, на каких основаниях, но арестовано и заморожено. Я не имею доступа к своей собственности, ни к своим счетам, ни к чему.

Хотя в последнее время я со своих счетов те заработанные деньги, которые у меня были, я оказывал очень много благотворительной помощи.  В основном, я вам скажу, детям. Больным детям. Значит, на лечения самые-самые различные. И движения этих денег с моих счетов тоже известно. Вот. Ну, что еще можно сказать…»


P.S. от Хиппи Энда

Вот мне интересно: практически все сейчас ополчены на Януковича, всячески поносят его, потешаются над ним, ненавидят...

А могут ли они привести хотя бы одного другого украинского политика, уже имеющего широкую международную известность, который, по их мнению, мог бы выполнить роль некоего "международного буфера" по переводу ситуации на территории Украины в состояние, которое устроило бы обе, вынужденные договариваться по этому вопросу, геополитические стороны?

Хотя, конечно, может быть, они предпочитают, чтобы урегулирование ситуации здесь приняло "сирийский характер"?

Но в таком случае, рискну предположить, что подавляющее большинство населения Украины с ними в таком желании -- разойдется


Продолжение следует




Добавить в друзья


Tags: Видео, Геополитика, Гибридные войны, Защита гражданских прав
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 55 comments

Recent Posts from This Journal